// // Продежурив сутки в Дёмском районе столицы, мы узнали цену «честным выборам»

Продежурив сутки в Дёмском районе столицы, мы узнали цену «честным выборам»

1364

…а получилось, как всегда

В разделе

Выборы закончились. Избранные «преимущественным большинством» празднуют победу и декламируют что-то, вроде: «А теперь пора засучить рукава и – за работу!». Работнички вы наши! Так и хочется по-простецки, по-крестьянски посочувствовать: «Не надорвитесь, родимые!». А работа предстоит действительно тяжёлая: только за прошлый год четыре депутата Госсобрания – Курултая попали в зону внимания Следственного комитета.

Мои прадеды пахали – в прямом смысле слова, всем телом напирая на плуг, который тащила тощая лошадёнка. С вылинявшей потускневшей фотографии глаза Евгения Михайловича смотрят с надеждой куда-то вдаль. Наверное, он тогда думал, как и все, «раскулаченные» большевистской властью: «Ничего, зато дети доживут до светлого будущего, не дети – так внуки!». Оказывается, не дожили. И детям пришлось вкалывать, хотя и не на земле, но тоже до седьмого пота, и внукам, и правнукам. Вера в доброго царя-батюшку с течением лет плавно перешла в надежду на доброго президента и, наконец, превратилась в прах. Оставалась надежда на честные выборы (ну, уж на этот-то раз!), однако и она рассыпалась, как карточный домик. Осталось чувство горечи и стыда за тех, кто словно овцы, смиренно и дружной толпой отправились на заклание. А ещё – бессильной злобы на тех, кто сейчас у руля и, пройдя по трупам и головам, собрался «рулить» дальше. Выборы растворились в каких-то баснословных процентах и пламенных речах. Официальные СМИ рапортуют: выборы прошли на «ура» – в России, в республике и столице. Не могу сказать за всех. Я вместе со съёмочной группой сутки дежурила в Дёмском районе Уфы и позволю себе не согласиться с таким выводом.

И народ душевный, и глава – тоже

В 7 часов утра мы уже были в территориальной избирательной комиссии. Её председатель – молодой приятного вида Айрат Сулейманов встретил нас приветливо, отксерил все имеющиеся документы, как то – редакционное задание, лицензии и свидетельства, и произнёс краткую напутственную речь. Окрылённые, мы двинулись по участковым избирательным комиссиям. Позже в разговоре со мной глава Дёмского района Зыфар Хакимов, в приподнятом настроении и светлом праздничном костюме, скажет:

– Народ у нас – душевный, оптимистически настроенный. Проголосовали дружнее, чем в целом по Уфе. А ещё мы отмечаем сегодня круглую дату: 125 лет назад, 8 сентября, через Дёму, тогда небольшой железнодорожный разъезд, прошёл первый поезд на Уфу!

Надо сказать, и сам Зыфар Касимович – человек душевный. Когда член УИК с правом решающего голоса Александр Скакалин заявил о нарушении на своём участке, он крепко пожал ему руку и поблагодарил за активную гражданскую позицию.

Видимо, это такое последнее веяние: поблагодарить за активную жизненную позицию и снять с себя всю ответственность. Меня тоже недавно поблагодарили.

Вначале мы проехались по деревням: Зубово, Жуково, Чесноковка, село Ольховое. И повеяло стародавними советскими временами. В сельской провинции всё ещё чтят традиции – концерт художественной самодеятельности и буфет – обязательно! Больше всего нам понравилось в Зубово. Там на площади рядом с сельсоветом, украшенном баннерами с «единороссами» и «справедливороссами», а также содранной листовкой РПНУ, на импровизированной сцене развернулся концерт. Выступали дети и пенсионеры. Пожилые женщины пели что-то а ля «Бурановские бабули», ребята звонко декламировали стихи. Столы рядом со сценой ломились от яств. Для сельчан, не избалованных бурной культурной жизнью, выборы – лишний шанс «выйти на люди», себя показать и на других посмотреть. Думаю, за явку в 44 процента глава района Хакимов должен благодарить их, поскольку в самой Дёме было пустынно.

По теме

После обеда «ветер переменился». Видимо, «надуло» от какого-то руководящего лица с центральной избирательной комиссии, и нас перестали пускать на УИКи. В ДДЮТ «Орион» (участок №8), узнав, что мы – журналисты, вход в Дом культуры грудью заслонили двое полицейских. Прибежала встревоженная дама, видимо, председатель УИК, и отчаянно замахала руками:

– Нет-нет, прессе сюда нельзя!

Не подействовал целый пакет документов, который мы возили с собой. За поддержкой мы отправились в ТИК к лучезарному Айрату Раульевичу, который заявил:

– У вас имеется редакционное задание только для ТИК. А нужно было заготовить на все УИКи, на все 30 с лишним участков!

Если уж на то пошло, существует Федеральный закон о СМИ, согласно которому журналисты вправе собирать информацию общедоступным способом. То же самое прописано и в законе о выборах – мы имеем право беспрепятственного доступа на избирательные участки. Снимать можно всё, спросив разрешения у избирателей, которые, возможно в силу каких-либо причин, не хотят «засветиться» в кадре.

Честный ТИКовец

Мы отправились в Дёмскую прокуратуру. Заместитель прокурора Павел Владимирович Шушляев возмущённо покрутил головой, посоветовал написать заявление, но на видеокамеру комментировать ситуацию отказался.

Составив заявление о нарушениях, мы зарегистрировали его в ТИКе, однако, ответа не дождались до сих пор. Хотя по закону о выборах нам должны были дать разъяснения до подсчёта голосов.

Но есть честные, порядочные люди и в ТИКах! Нас всё-таки пустили наблюдать за подсчётом голосов. И когда мы с оператором, утомлённые за бурный нервозный день, в пятом часу утра нечаянно задремали, почувствовали толчок в плечо:

– Эй, ребята, там на входе протоколы подтасовывают! Будете снимать?

Это был член территориальной избирательной комиссии Михаил Кодяков. Действительно, «в предбаннике» ТИКа, подобно двоечникам, «завалившим» экзамен, несколько человек судорожно переписывали протоколы. Это являлось грубейшим нарушением. Михаил Григорьевич пояснил:

– Протокол составляется один раз, исправлять его нельзя. При обнаружении недочётов необходимо оформить другой документ. Если цифры не сходятся, значит, нужен повторный подсчёт голосов. А переписывать протокол – это фальсификация. Сейчас мы их обязуем вернуться обратно на свой избирательный участок, чтобы составили новый протокол по правилам – с подписями остальных членов комиссии и печатью.

– А для чего они переписывают протокол?

– У них не сходится число бюллетеней и проголосовавших. На УИКе №25 вскрылась разница в два бюллетеня, на УИКе №2 – в 79.

– Так, люди, может быть, просто устали? Сейчас уже скоро утро! Может, это не по злому умыслу?

– Все подводят итоги в одно и то же время – в 20.00, как только закончилось голосование. Соответственно, в это время все были свеженькие. И подвести итоги можно за какие-то полчаса. А «злой умысел» заключается в том, чтобы определённая партия получила высокий процент голосов. Для этого перетасовываются реальные результаты голосования.

300 тысяч неучтённых бюллетеней

Рядом со мной в ТИКе внимательно следил за происходящим Александр Скакалин, юрист по образованию, член УИК №9 с правом решающего голоса, от компартии РФ. Человек немолодой, «переживший» не одни выборы, дважды избиравшийся депутатом райсовета, говорил мне устало и обречённо:

– На этот раз я был оптимистически настроен. Появилась оппозиция, много политических партий, они по-любому должны были отобрать голоса у «единороссов». Но опять столкнулся с тем, что происходило и раньше. Накануне выборов приглашают председателей избиркомов на учёбу, но дают наставления – не как действовать по закону, а как нужно. Я хорошо знаю избирательное законодательство и в этот раз могу сказать: на моём участке была грубо нарушена процедура подсчёта голосов. После того, как произошла рассортировка бюллетеней, все стопки должны публично пересчитать и озвучить за какого кандидата были отданы голоса. Я поднял этот вопрос, указал председателю УИК на нарушение, но моё замечание проигнорировали и продолжили пересчитывать молча. А потом я случайно обнаружил, что в стопке за «единороссов» затерялся бюллетень, который предназначался для КПРФ. Бюллетени должны представляться на обозрение и озвучиваться, даже положено показывать квадратик, за кого проголосовали. А это не подсчёт – фикция. Я позвонил председателю ТИКа, доложил о нарушении и написал заявление, но никто не отреагировал.

По теме

– Вы считаете, что явка завышена?

– Безусловно. Я сидел и подсчитывал. Из 300 с лишним человек на моём участке №9 (здание ЗАГС по улице Правды, 18) проголосовало всего 44. Люди вообще не пришли на выборы! Обидно, что происходят такие вещи.

Почему мы все молчим? Тратятся миллионы народных денег, для того, чтобы всё было честно. Однако на деле выходит иначе. Несколько лет назад зимой я стал свидетелем одного события при выборах главы республики, на которых, помимо Муртазы Рахимова, баллотировались Сергей Веремеенко и Ралиф Сафин. В одной уфимской типографии изготовили 300 тысяч «лишних» бюллетеней, но плохо законспирировались, и информация «уплыла» в народ. Люди окружили типографию, и когда на машине попытались вывезти продукцию, встали стеной. Приехали солдаты срочной службы и по команде стали щёлкать затворами для устрашения. Но люди не испугались. Тогда, сообразив, что афёра провалилась, решили ликвидировать улики. Занесли бюллетени обратно в типографию и стали палить их в подвале. Однако маленькое помещение не было рассчитано на разведение костра: кислород скоро закончился, и бумага перестала гореть. Типография же до того накалилась, что с крыши потекли ручьи. При мне пожарные вытаскивали пачки бюллетеней и кидали их в снег, так они и сгорели на улице, все 300 тысяч. Приехал прокурор республики – честный, порядочный человек, которого после этого случая куда-то «задвинули». Было заведено уголовное дело. На суде директор типографии «включил дурачка» и выдал такую версию: «Приходили с оружием, запугали, заставили отпечатать. Кто – хоть убейте, не помню!». Его (видимо, для смеха) приговорили к штрафу – по рублю за один бюллетень. Общественность и СМИ промолчали.

Как это делается? Вызывают глав районов и передают им энное количество отпечатанных бюллетеней с разнарядкой – за кого проголосовать. Те «делают под козырёк» и каждый уезжает к себе в район с мешком. Там бюллетени распределяются по участкам, и эта «головная боль» перекладывается уже на других. И попробуй ослушаться – завтра же тебя снимут с должности. На моём избирательном участке №9 в этот раз, как я понял, вообще процветала семейственность. Член комиссии с правом совещательного голоса работает в администрации района, её супруг – член комиссии с правом решающего голоса, а дочь – заместитель председателя УИК, остальные – подружки. Вот такие у нас избирательные комиссии!

А вот как трактуют выборы официальные СМИ: «В целом избирательные комиссии предприняли все предусмотренные законом меры, чтобы не допустить нарушений и недостатков. Работа на местах была организована чётко, без заминок. Члены избирательных комиссий не поддавались на провокации, не оставляли поводов для кривотолков. Граждане, пришедшие выразить свое волеизъявление, увидели открытую демократическую процедуру».

Мы с оператором Тимуром увидели совсем другую картину и узнали цену этим «честным выборам». Мы-то хотели как лучше, но получилось, увы, – как всегда.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 16.09.2013 11:51
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх