// // Школы начинают жить по новому закону, подводные камни которого ещё не все осознали

Школы начинают жить по новому закону, подводные камни которого ещё не все осознали

1119

Учение – свет, но есть у него тёмная изнанка

В разделе

Кончилось тёплое лето. Миллионы юных россиян сели за парты своих родных школ. Для первоклассников прозвенел первый в их жизни звонок, зовущий в страну знаний, мир неизведанного, в страну, где двойки, пятёрки, беготня на переменах, нелепые прозвища, шалости, проказы, вкусные и не очень школьные завтраки и обеды, кажущиеся бесконечными наставления учителей, самой классной «классной», душеспасительные беседы с предками после собраний и всё прочее, из чего складывается школьная жизнь. Редкий день в году, когда педагоги попадают в центр общественного внимания, оказываются осыпанными комплиментами учеников и родителей, а учительские столы украшают десятки роскошных букетов, классы наполняются ароматами роз, гладиолусов, хризантем, шоколада.

Кончилось тёплое лето. Миллионы юных россиян сели за парты своих родных школ. Для первоклассников прозвенел первый в их жизни звонок, зовущий в страну знаний, мир неизведанного, в страну, где двойки, пятёрки, беготня на переменах, нелепые прозвища, шалости, проказы, вкусные и не очень школьные завтраки и обеды, кажущиеся бесконечными наставления учителей, самой классной «классной», душеспасительные беседы с предками после собраний и всё прочее, из чего складывается школьная жизнь. Редкий день в году, когда педагоги попадают в центр общественного внимания, оказываются осыпанными комплиментами учеников и родителей, а учительские столы украшают десятки роскошных букетов, классы наполняются ароматами роз, гладиолусов, хризантем, шоколада. Прошли традиционные торжественные линейки, где выступили директор, гости школы. Начался новый учебный год. Как бы я хотел встретить этот год ребёнком. Смеюсь, когда ловлю себя на этой мысли. Ведь маленькому человеку неведомо, да и безразлично, наверное, то, какие планы зреют в головах взрослых, обременённых властью, в отношении школы – места, где живёт детство. Более того, и думать об этом не хочется, будучи маленьким.

Слова, слова, слова…

А планов у государства – чёртова гибель. С 1 сентября этого года вступает в силу Закон «Об образовании в Российской Федерации». Закон призван заменить два действовавших до этого закона – «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Новый закон внесёт много изменений в действующую систему дошкольного, школьного и вузовского образования. При беглом знакомстве с ними, не будучи юристом, правоведом, директором школы или ректором вуза, мало что понимаешь. Но при повторном прочтении отдельные нововведения становятся доступными для переваривания и обывателю. Раскрываются, например, такие понятия, как «обучающийся», «образовательная организация», «инклюзивное образование», «конфликт интересов педагогического работника», «присмотр и уход за детьми» и другое.

Несмотря на жаркие споры и сломанные копья вокруг платности или бесплатности образования в России, новая редакция закона закрепляет общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе – бесплатность высшего образования, если такое образование получается гражданином впервые. Но тут-то и нужно, что называется, включать мозги. Малозаметная терминологическая перемена, говорят эксперты. Появляется термин «образовательная организация». Казалось бы, какая разница, ну, игра слов – не более. Вот здесь и обнаруживается главная проблема. Ведь гарантия бесплатности общего образования в соответствии с Конституцией РФ распространяется именно на образовательные учреждения. И под предлогом того, что «учреждение» только одна из возможных организационно-правовых форм, переименование в «организацию» означает то, что в любой момент образование может стать платным, то есть создаются условия для этого. Новый закон, таким образом, не вводит платного образования, но он создаёт условия для того, чтобы в любой момент это можно было сделать. Точно так произошло и с Законом «Об охране здоровья граждан», где медицинские учреждения заменились на медицинские организации, и поэтому мы сегодня имеем всё более платную медицину. То же самое, вероятно, ждёт и систему школьного образования.

По теме

Также вызывает интерес впервые законодательно закреплённый особый статус педагогического работника. По статусу педагоги имеют право на сокращённую продолжительность рабочего времени, однако, не устанавливается предел количества часов; право на дополнительное профессиональное образование по профилю педагогической деятельности не реже, чем один раз в три года; право на ежегодный основной удлинённый оплачиваемый отпуск, продолжительность которого определяется правительством РФ; педработникам, участвующим в проведении ЕГЭ, выплачивается компенсация за работу по подготовке и его проведению. Размеры такой компенсации устанавливаются субъектом РФ. В законе отдельно отмечается, что педагогический работник организации не вправе оказывать платные образовательные услуги обучающимся в данной организации, если это приводит к конфликту интересов педагогического работника. А платные услуги в реальности – это репетиторство – бизнес учительского класса. Куда без него? И в той же школе, где работает учитель, только после 14.00 и за приличное вознаграждение.

«Небедные» учителя

Новый закон официально закрепляет то, что расходы на оплату труда педагогических работников муниципальных общеобразовательных организаций не могут быть ниже уровня, соответствующего средней заработной плате в субъекте Российской Федерации. На августовском педсовете чиновники от образования назвали размер средней заработной платы башкортостанского учительства – 25 240 рублей. По залу прошёл гул насмешек и возмущений откровенным враньём. Где берут эти цифры «пиджаки» – непонятно. Скорее, делят зарплаты директоров нефтеперерабатывающих заводов и учителей, тогда все сходится, конечно. Причём манипуляции с так называемой средней заработной платой учителей продолжаются уже минимум три года. Правда, ежемесячно с начала 2013 года учителям выплачивают стимулирующие, в зависимости от трудового вклада. Но что удивляет, эти самые стимулирующие выплаты не положены завучам – главным организаторам учебного процесса и директорам школ. Вот и пойми логику экономистов!

Закон несёт в себе отдельные неприятности для современной российской школы. В законе нет места гимназиям и лицеям. Это не означает того, что они будут закрыты, просто финансирование получат на общих основаниях, без добавок на факультативы и дополнительные занятия, которые отличают их от обычных средних школ. Здесь законодателя можно и поддержать. По одной простой причине, что, наверное, на пальцах одной руки можно сосчитать заведения, которые реально соответствуют статусу лицея или гимназии. В Уфе таковых просто нет. Почитайте определение «лицея» и «гимназии» в словарях (дневной сон, верховая езда, билингвизм, бальные танцы, шведский стол). Есть вывески, есть программы, но содержания гимназического и лицейского нет. Было бы странным на «Запорожец» наклеить лейбл БМВ, ничего кроме недоумения и улыбки это бы не вызвало. Ещё присутствуют непонятные снобизм, спесь при отборе и приёме детей в названные заведения. Откровенно собираются деньги. Сборы, конечно же, оформляются как пожертвования, юридически не придерёшься. Вот и незачем этим «лицеям» получать финансирование, коли родители щедро платят. Родитель в таких школах и не возмущается сборами, ведь здесь он платит за комьюнити – не за образование, то есть за то, чтобы чадо тусовалось в одной школе с такими же, у кого жизнь удалась, с детьми представителей коррумпированной бюрократии, олигархии, высших начальников силовых структур. Как тут не согласишься с Владимиром Путиным, который в своих предвыборных статьях констатировал: «Школа перестаёт выполнять функцию социального лифта, начинает воспроизводить и закреплять социальную дифференциацию».

Ученикам школ закон гарантирует бесплатность образования в рамках новых стандартов. Но за занятия сверх прописанных в стандартах школа имеет право брать плату. Изучение религии из факультатива превращается в обязательную дисциплину, причём содержание предмета должно пройти экспертизу в православной церкви или мусульманской общине. То есть, детям будут преподавать именно основы религиозных учений, а не объективную информацию о существующих культах. Школьная форма будет вводиться по усмотрению администрации учреждений. Результаты ЕГЭ будут действительны пять лет после сдачи экзамена. Молодой человек может отслужить Отечеству и поступить в вуз…

К чему идём?

Хорош или плох новый закон, пусть разбирается экспертное сообщество. Думаю, оно способно дать адекватную оценку четырёхлетнему труду депутатского корпуса, Министерства образования, учёных. Но уже ясно одно: принятие нынешнего закона – это всё-таки крен нашего когда-то передового образования в сторону коммерциализации-платности. Большинство учителей, руководителей школ сходятся во мнении, что закон наносит удар по обязательности основного общего образования, ущемляет права всех субъектов образовательного процесса – учителей, родителей, учеников. В этой связи на память приходят слова известного общественного деятеля, журналиста Олега Попцова, сказанные в программе «Момент истины» 23 июня 2006 года: «В начале реформ я сказал Гайдару: «Вы ищете средний класс. Но он же есть: это учителя, врачи, техническая и творческая интеллигенция». И услышал в ответ: это не средний класс, а иждивенцы».

Ничего не поменялось на просторах России в том, что касается отношения к человеку, к его правам, мнению. Нас до сих пор по гайдаровской привычке государство держит за иждивенцев, и новый закон, защищающий капиталистические начала организации образования, – тому подтверждение.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 02.09.2013 11:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх