// // Теперь в палаточном лагере на подступах к «заводу-убийце» определят «кто есть кто»

Теперь в палаточном лагере на подступах к «заводу-убийце» определят «кто есть кто»

1391

Выборы закончились, а «Кроношпан» остался

В разделе

Со 2 сентября уфимцы могут проголосовать своими подписями против опасной стройки в здании Информационного агентства «БашМедиа» по адресу: город Уфа, ул. Ю. Гагарина, 41/2 (микрорайон Сипайлово). Здесь открылась Общественная приёмная. Это не «одноактное» мероприятие, организованное Российской партией народного управления накануне выборов. Общественная приёмная будет функционировать до тех пор, пока вопрос с «Кроношпаном» не решится положительно. Впрочем, РПНУ намерена поддерживать любые инициативы граждан за социальную справедливость. В перспективе – открытие таких приёмных в Салавате и Стерлитамаке.

«Но пасаран!»

На презентацию Общественной приёмной собрались активисты «Анти-Кроношпана», шакшинцы, под чьими окнами разворачивается строительство, жители микрорайона Сипайлово. Открыли мероприятие член инициативной группы против строительства завода Родион Татаринов и кандидат в Госсобрание республики Тимур Мингазов.

Всё-таки мы умеем сплотиться, встать «плечом к плечу», когда нагрянет беда. В этот день, 2 сентября, собралось много молодёжи, пенсионеров, молодых мам с детьми. Словом, пришли те, кто обеспокоен вторжением на нашу землю «Кроношпановских» агрессоров. Выступали с мест, вставали за трибуну, говорили о выстраданном, наболевшем.

Возможно, уже год спустя, «Кроношпан» останется лишь воспоминанием для этих молодых парней, которые организовали палаточный лагерь на подступах к стройке: «Но пасаран! Враг не пройдёт!». Но это самые оптимистические прогнозы. Сможем ли мы выстоять, не дать себя растоптать, заявить о себе как о людях с твёрдой гражданской позицией? Хотелось бы в это верить. Однако уже сейчас у «Кроношпана» есть своя история.

Дмитрий Николаев рассказал, как всё начиналось:

– 2 августа несколько человек рядом с Шакшинским КПП поставили три палатки и приступили к круглосуточному дежурству. Наладили питание, обустроились, в отличие от военных сборов никто не позволял себе даже пива. Не прошло и трёх дней, как про нас стали говорить: «Их там закармливают, сыпят «бабла». Насчёт «бабла» – враньё, а что подкармливают – правда. И мы этим гордимся. Нам ведь несут не «шашлыки и устрицы», а – картошку, хлеб, свежие овощи. Скажем, на днях дед привёз пять упаковок воды. «Закинуть» баллоны ему кто-то помог, а уж разгрузили – мы. Мы чувствуем поддержку народа. Как-то бабуля по дороге на свой садовый участок к нам завернула: «Вот вам, ребята, шматок сала домашнего». Это очень трогательно, спасибо! Когда РПНУ организовала автопробег, нам сигналили или просто прохожие махали рукой в знак поддержки. А кто-то разворачивался и вставал в нашу колонну.

Удивительное дело, когда противостояние «Кроношпану» только начиналось, как-то никто особо не задумывался: поддержать – не поддержать. В том числе и компартия, которая потом вдруг приписала себе покровительство народному экологическому движению. РПНУ не била себя в грудь – «мы раскрутили», «мы раскрыли всем глаза», только по-деловому, с самого начала впряглась в противостояние с властью за право шакшинцев, да и всей Уфы на здоровую жизнь. Об этом говорил Павел Ксенофонтов, член инициативной группы, житель посёлка Дорогино:

– Хочу поблагодарить всех, кто поддерживает движение «Анти-Кроношпан». Ребята, низкий вам поклон! Нам, в палатках, угрожают или, наоборот, предлагают деньги, но мы не сдадимся. Присоединяйтесь к нам все, кто может! Сипайлово – наиболее густонаселённый район, который находится в низине. Если «Кроношпан» построят, он первым окажется под ударом. Стоки от завода попадут в Уфимку, которая нас поит. Приходите в приёмную, ставьте подписи, рассказывайте соседям, близким, друзьям о нашей общей беде!

По теме

Евгений Терентьев из Черниковки с самого своего рождения, 21 год, проживает в кольце промзоны. Он призвал молодёжь быть активнее:

– Мне стыдно за свой родной район. Почему молодые парни так инфантильны? Они считают, что все наши усилия бесполезны: завод всё равно построят, «плетью обуха не перешибёшь». Зря. Пофигистская психология. Почему одни, имея семьи, приезжают и дежурят сутками, а другим – наплевать?

К нему присоединился Артур Сайфуллин:

– Государственные СМИ объявили «Кроношпану» информационную блокаду или вовсе искажают ситуацию. Митинг собирает больше двух тысяч человек, а о нас говорят – 200. Спасибо тем журналистам, которые говорят о нас правду. Базовую информацию мы раскопали на иностранных сайтах, (у нас – как в Багдаде, всё спокойно). Подобные деревообрабатывающие заводы расположены в 23 странах, и везде они гадят. У них такая политика – построить предприятие без разрешения, заплатить штраф за вред природе и опять отравлять, разрушать. К нам везут демонтированное после пожара оборудование, уже пропитанное не только плохой энергетикой (в ЧП погибли люди), но и заражённое в прямом смысле слова. Чрезвычайные ситуации на таком производстве случаются с периодичностью раз в полгода. В Егорьевске на подобном заводе не соблюдаются элементарные нормы хранения отходов. Тонны опилок разбросаны под открытым небом, рядом – ёмкости с метанолом и химикатами, которые в любой момент могут взорваться. Ещё один Улу-Теляк нам не нужен!

– Здравствуйте, однополчане! – приветствовал собравшихся коренной житель Грибовки. – Эта беда нас всех объединила. Лично меня пугают и «аппетиты» завода – 4 миллиона кубов в год. Они решили добраться и до нашего ценного леса. Я, как пчеловод, особенно беспокоюсь за липу. Вырубят наше «золото», исчезнет уникальный башкирский мёд.

«Вырастим ли «Алёшеньку»?

После презентации Общественной приёмной люди долго не расходились, хотелось просто выговориться.

– Я проживаю в посёлке Шакша-Северная. Специально продали квартиру в Уфе, чтобы перебраться поближе к земле. Строились 15 лет, вырастили сад, обустроили райский уголок для детей. И теперь в одночасье можем лишиться всего. Мы приехали сюда, чтобы наши дети и внуки росли здоровыми. А, выходит, останемся здесь себе на погибель.

– Я из Дорогино, строитель. Весной попросили меня посоветовать, как лучше поставить дом. Пришёл, посмотрел: участочек маленький, как закуток. Но люди и тому рады. Они продали две квартиры в Салавате, решили вырваться на чистый воздух. А теперь, выходит, построят дом и окажутся в том же самом угаре?

– Вокруг столько деревень, в которых жители держат скот – коз, коров, овец. Где они теперь будут пастись? На отравленных химикатами лугах? Смогут сельчане употреблять это мясо, молоко? И какая пчела возьмёт нектар с этих цветов?

– А вы знаете, что погибнут все родники? Как раз в районе стройки берут своё начало чистейшие, как слеза, родники, которые образуют озеро возле девятиэтажек в Шакше. Из Уфы специально приезжают за этой целебной водой. Один родник освящён батюшкой, рядом с ним стоит крест с иконой Пресвятой Богородицы. Мы не можем ни спать, ни есть, живём как на вулкане и молимся богу, чтобы он вразумил власти.

– Мы загубим Шакшу, Черниковку, Сипайлово и всю Уфу, если не поднимемся всем миром. Интересно, почему эта австрийская компания не строит завод у себя, на Голубом Дунае, возле прекрасной Вены? Они берегут свою родину! А мы для них – лабораторные крысы или стадо баранов, которыми, видимо, представляемся и башкирской власти. Нам не дают говорить. Я пришёл на митинг возле Дворца спорта, ко мне тут же подошли, предупредили, какие могут быть последствия. Людям угрожают.

– Скажите, почему в администрации президента далеко не глупые люди настроены против своих же земляков? Просто кто-то получит «откупные» за этот заводик, и, надо полагать, немалые. А с такими «грошами» в кармане можно махнуть в дальние страны, где круглое лето. Им-то какая печаль?

– Мне 63 года, строили дом в Шакше-Северной по кирпичику. Я надорвалась, повредила позвоночник, «приключился» диабет. Муж заработал гигантскую грыжу. Думала, ладно, зато теперь будем жить да радоваться. Не тут-то было. Теперь здесь никто наш дом не купит. Пройдитесь по улице Индустриальной – уже висят объявления о продаже. Желающих купить нет. А ведь здесь у нас как в сказке – грибы, ягоды в двух шагах. Теперь мы ничего этого не увидим. Второй Чернобыль.

– Это катастрофа. Наше поколение – послевоенное. Мы не жили спокойно: потрясение за потрясением. Отец вернулся с фронта больной туберкулёзом. Восстанавливал Венгрию, Югославию, Чехию. Потом 90-е, дефолт, «феноловая трагедия», и теперь вот – «Кроношпан». Для меня это – «стихийное бедствие», похлеще потопа в Приамурье. Если уезжать отсюда, так мы ничего не купим. У меня пенсия 8 600 рублей, у мужа чуть побольше. А ведь я всю жизнь работала, с 15 лет.

– Людей доводят до крайности. У меня уже такие мысли: может, облить себя керосином или под бульдозер броситься, чтобы не допустить всего этого?

– В Дорогино проживают в основном молодые семьи. Вот как у нас бывает: один президент «заселил», а другой решил уморить.

– Для ребят, которые дежурят в палатках, мне ничего не жалко. Постоянно что-нибудь приношу. Картошку, яблоки, пироги. Вырастила у себя на участке виноград «Алёшенькин». Сорт такой, очень нежный, сладкий. Помните песню? «Белеет ли в поле пороша»? В честь этого Алёши виноград. Ведро нарезала, отнесла в лагерь. Сможем ли мы вырастить на следующий год такого «Алёшеньку»?

P.S. «Анти-Кроношпановский» лагерь не сдаётся. Одни их обвиняли в политической ангажированности, мол, понаставили тут палаток, дежурят, митингуют, собирают подписи – всё проплачено. Другие окрестили «бездельниками» и «тусовщиками». Третьи поспешили влиться в их ряды на денёк-другой, сорвать политический «куш» в преддверии выборов. Те же коммунисты вдруг заявили себя главными покровителями народного движения, 3 сентября заглянул в лагерь справедливоросс Сергей Миронов, обнадёжил, что «доложит Путину». Дай-то Бог. Когда весь ил, поднятый со дна «Кроношпана», осядет, всё встанет на свои места. В стане протестного движения поредеет, зато останутся самые верные и надёжные. Борьба ещё предстоит. Трудная.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 09.09.2013 17:30
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх