// // Первый президент Башкирии Муртаза Рахимов отмечает юбилей

Первый президент Башкирии Муртаза Рахимов отмечает юбилей

1046

«Бабай»

В разделе

Первый президент Башкирии Муртаза Рахимов 7 февраля отмечает знаковый юбилей. Праздновать на широкую ногу эту дату главный «Бабай» республики отказался еще неделю назад. Но сегодня, в унисон многим республиканским СМИ, кроме поздравлений и заслуг, стоит вспомнить некоторые страницы биографии одной из главных персон Башкирии.

Муртазе Рахимову, первому президенту Республики Башкортостан, сегодня исполнилось 85 лет. В этом году один из важнейших для республики человек решил отказаться от пышных торжеств, пожелав услышать в свой адрес немного добрых слов. Но, увы, ряд из них, особенно в воспоминаниях тех, кто не смог сдружиться с «Бабаем», будут не столь позитивными. Особенно после почти десятилетнего «забвения» при правлении республикой Рустэма Хамитова. Только после прихода к власти Радия Хабирова о Рахимове стали говорить все чаще и чаще, хотя по молодости и у Хабирова с Рахимовым были серьезные разногласия.

Башкирия

Вся жизнь и карьера Муртазы Губайдулловича связана с Башкирией, которой он руководил почти два десятилетия - с 12 декабря 1993 года по 15 июля 2010 года, то есть, от Горбачева до Медведева. После чего Рахимов возглавил благотворительный фонд «Урал». Те, кто работал с ним, характеризуют его, как человека «богатого на эмоции», незлобивого, не всегда правильно строившего отношения с федеральным центром, рассматривающего республику «как одну строительную площадку», «одиозный» и т.п. Отправленный в отставку досрочно, Рахимов оставил своим преемникам неоднозначное наследие. Он соединил все райцентры асфальтированными дорогами с Уфой, строил много больниц, школ и других социальных объектов. Но качество жизни населения республики, богатой нефтью, газом, лесом, имеющей развитую нефтеперерабатывающую промышленность на момент отставки Рахимова явно не соответствовало экономическому потенциалу региона. Высокий уровень безработицы, одни из самых маленьких зарплат в регионе, отсутствие у простых жителей достойного жилья, неразвитая социальная инфраструктура и, как следствие, отток населения в другие регионы. Об этом официально и открыто говорило после ухода первого президента новое руководство республики.

По мнению современников, был целый период в годы правления Рахимова, когда по Башкирии прокатился буквально культ личности «Бабая». Именем Президента называли детей, на главных улицах сел и деревень можно было наблюдать портреты главы республики в человеческий рост.

Он неизменно побеждал на выборах, переизбирался с огромным отрывом в голосах, но крах уже был не за горами. Не смотря на то, что на выборах 1998 года он был переизбран на второй срок, набрав 70,2% голосов, в политическом сленге Башкирии появился термин «Лесник», что означает подставную фигуру на выборах. Видимо, уже тогда Рахимов почувствовал свою неуверенность, т.к. его соперником стал министр лесного хозяйства республики Риф Казаккулов, который набрал 9 % голосов избирателей. А в отношении к Муртазе Рахимову у многих стал все чаще чувствоваться сарказм.

Начало конца

По мнению социолога Ольги Крыштановской, в Башкирии к концу 1990-х годов сложился клан родственников президента: сын президента Урал Рахимов — вице-президент холдинга «Башнефтехим»; племянник жены президента Азат Курманаев — президент «Башкредитбанка»; жена президента Луиза Рахимова занимала ответственный пост в Министерстве внешних связей и торговли республики, сообщает «Медиакорсеть».

По теме

И, конечно, как водится, всему когда-нибудь приходит конец. Даже свою последнюю победу на выборах якобы Рахимов «выторговал» на федеральном уровне в обмен на контрольные пакеты акций предприятий башкирского ТЭК и свободу сына.

Одним из слабых мест Рахимова-старшего в то время являлись попытки его сына приватизировать ТЭК региона. Подконтрольные ему структуры – несколько фондов, названных по именам башкирских рек «Юрюзань-инвест», «Инзер-инвест», «Агидель-инвест» и «Урал-инвест» сначала приватизировали предприятия башкирского ТЭК, а в 2005 и 2009 годах продали их АФК «Система». После этого «Газпром», пользующийся покровительством Дмитрия Медведева, вскоре получил в свое распоряжение химический комбинат «Салаватнефтеоргсинтез». А затем в 2005 году АФК «Система», руководимая олигархом Владимиром Евтушенковым, за $600 млн купила блокирующие пакеты акций шести предприятий башкирского ТЭК: «Башнефть», «Уфаоргсинтез», «Новойл», «Уфанефтехим», Уфимский НПЗ и «Башкирнефтепродукт». Позднее, в 2009 году, АФК «Система» приобрела контрольные пакеты акций башкирских предприятий за $2 млрд, а затем консолидировала их на базе «Башнефти». Но Рахимов закончил свою политическую карьеру громкой отставкой от все того же Кремля. Повлияли на это и неоднократные критичные, а порой и жесткие высказывания Рахимова в СМИ о существующей вертикали власти, методах «Единой России» и тому подобном.

Республику возглавил Рустэм Хамитов, который буквально на следующий день после инаугурации заявил, что в услугах Муртазы Рахимова в качестве своего советника не нуждается. При этом он уточнил в кулуарах, что такова позиция вышестоящего руководства на федеральном уровне.

Вынужденное забвение закончилась только с приходом в республику Радия Хабирова. Который почему-то стал возрождать культ Рахимова в Башкирии, достаточно нелепо связывая все хорошее в регионе с его именем, называя его «своим учителем», оценив сегодняшнее 85-летие, как событие для каждого жителя республики. Подозреваем, что это тоже война, только уже для «стирания» из памяти башкирцев Хамитова.

Но все-таки напомним, что за время правления Рахимова серьезно выросло благосостояние его родственников. Сын Муртазы Рахимова Урал Рахимов стал долларовым миллиардером и вошел в список Forbes. Сейчас он фигурант уголовного дела и скрывается за границей. Сам бывший президент после отставки не остался в стороне от финансовых потоков. Муртаза Рахимов сразу после ухода с поста президента возглавил благотворительный фонд «Урал», контролирующий десятки миллиардов рублей. Фонд стал главным спонсором строительства мечети Ар-Рахим, которую не могут достроить уже несколько лет, поскольку финансирование строительства было приостановлено после скандала, связанного с нецелевым использованием средств предприятием-застройщиком – ООО «Алтын Курай».

Думы и мысли

Отвечая на вопрос журналистов портала «Проуфу.ру», о чем сожалеет Муртаза Рахимов в своей карьере руководителя Башкирии, как о незавершенном, первый президент республики ответил, что помнит каждую деталь по принятию решений по каждому району (сельчан он действительно любил).

«Помню, как хотели построить водохранилище в Соколках или дорогу в Белянку в Белокатайском районе. Сеть мини-ГРЭС, которые мы планировали во многих других районах. Это не просто обеспечение своим электричеством в Каге, Узяне или Зилаире, это водоем. Это купание детей, рыбохозяйство и многое другое. Простые, казалось бы, вещи, но которые определяют качество жизни на селе. Не все успели. Отдельная боль и гордость – это дороги. В свое время «Башнефть» много строила. Вместе мы многое сделали, но не все успели. Так же и с газом. Теперь все это сложнее. Сейчас власти живут своей жизнью, а корпорации – своей», - с грустью констатировал Рахимов.

По теме

О Хамитове:

Все прошлые годы нам говорили слово «инвестиции», но кроме скандального «Кроношпана», ничего к нам не пришло. До Хамитова построен «Ласселсбергер Керамикс» – крупное предприятие, работающее по всему миру. Его руководитель признался мне недавно, что за все годы так и не смог попасть к Хамитову на прием.

О власти:

Сейчас власти в регионах меньше, чем при Советах или даже у генерал-губернаторов в царской России. Так называемые федералы вообще живут на местах своей жизнью. Нет единства местной власти, федеральных органов и силовиков. Парадокс, что выстроена жесткая вертикаль, а управляемости стало меньше. В этом отношении нынешним региональным руководителям намного тяжелее, чем нам в свое время.

О башкирском языке:

Сохранение и развитие башкирского языка – это прежде всего государственная задача, и не только республики, но и федерации. Государственный на бумаге, статус языка низведен до уровня второстепенного. И все же люди не должны забывать, что главным источником языка является семья.

О хобби:

Я неравнодушен к звукам курая, люблю народную музыку и песни. Смотрю телевизор, предпочитаю политические ток-шоу, но только не Киселева с Соловьевым. Это не дискуссия, а спор глоток и хамства. Они еще за это деньги получают.

О нефтяном заводе Башкирии:

Это был ЗАВОД. А сейчас это промышленная площадка без ответственного руководителя. Потому что сейчас не директор завода, а множество приезжих менеджеров, не специалисты-нефтяники, а «эффективные менеджеры». Как можно управлять стратегическим производством наездами, прилетая в понедельник, улетая в пятницу. Наша нефтянка обеспечивала кадрами всю страну, а сегодня нашим специалистам нет места даже в Уфе.

О БСК и Торатау:

Меня много раз просили отдать Торатау. Просили высокие федеральные чины. Я до сих пор не понимаю, почему государственные люди сидят в совете директоров или просят за частное предприятие. Отдавать контрольный пакет «Соды» было нельзя. Схему по слиянию с «Каустиком» я расцениваю как преступление. И это главный вопрос к Рустэму Хамитову.

О «Единой России»:

Вышел из «Единой России» давно. Это уже не партия. Партия – это идеология, дисциплина, государственный подход. Я этого не вижу. Сейчас это как входной билет в клуб чиновников, которые видят весь смысл лишь в самосохранении. Большее влияние я вижу у ОНФ (Общероссийский народный фронт – прим. ред.), лидером которого является Президент.

Как бы не складывалась судьба Муртазы Рахимова, какие бы правильные и не очень решения он принимал будучи руководителем республики, стоит признать, что в Башкирии сегодня, пожалуй, нет, и уже не будет политика такого уровня, которого не зря называют не иначе, как «Бабай».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 07.02.2019 19:24
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия в Башкирии - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх