// // Евгений Вайднер: этот несвободный город рождает талантливых и независимых людей

Евгений Вайднер: этот несвободный город рождает талантливых и независимых людей

924
В разделе

Фотоаппарат в руках мастера – это продолжение его рук, глаз, сердца, души. Один из таких настоящих профессионалов – Евгений Вайднер. В Уфе его знают очень многие, у него большое количество друзей в силу мягкости характера, толерантности и отзывчивости. Но прежде всего он известен как классный фотограф, чьи работы не оставляют равнодушными ни простых зрителей, ни искушённых ценителей этого вида искусства. Об этом непростом ремесле я и беседую с Евгением.

– Во времена моей юности быть фотографом значило быть подвижником, это был довольно-таки тяжёлый труд, до сих пор помню, как мой отец, фотограф-любитель, возился с плёнками и разными химикатами. Это и вас коснулось?

– А как же, я ведь начал снимать с четырнадцати лет, никаких цифровых технологий: плёнка, проявитель, закрепитель, тёмный чулан с красным фонарём – всё, как положено. В молодости это было просто увлечением, у меня и мысли не закрадывалось, что оно станет делом всей жизни, но в начале семидесятых в Уфу приехала выставка «Туризм и отдых в США», где раздавали много рекламной продукции, и среди всего этого хлама был буклет с художественными фотографиями американских мастеров. Вот он-то и перевернул моё сознание. Я впал в состояние шока, увидев, как можно видеть и снимать, ведь в нашей стране в те времена в фотоискусстве был застой, можно сказать, что ничего не происходило: жанровые сценки, вести с полей, сборочный цех – сплошные постановочные кадры.

– Это стало «делом жизни», а почему не профессией, я помню, что пересекался с вами в редакции «Ленинца»?

– У меня была попытка работать в официальных печатных изданиях, но закончилось это полным крахом иллюзий: моё отношение к человеку, к личности там не имело никакого значения, важен был только факт, и чем он скандальнее, грязнее, тем лучше. Человеческие отношения были принесены в жертву тиражам и рейтингам. Противно! Я не смог так работать.

– Но хоть с какими-то изданиями вы поддерживаете рабочие отношения?

– Только с художественными. Игорь Тонконогий, редактор газеты «Рампа», любезно предложил мне сотрудничество. У него мне не нужно выполнять социальные заказы, откликаться на злобу дня, я свободен в подаче материала, за что ему благодарен.

– Значит, кроме морального удовлетворения, вы и материально не обделены?

– Вообще-то, деньги не самая главная цель моей жизни, это всего лишь атрибут, позволяющий мне быть более или менее свободным в этом мире, я на их отсутствие не жалуюсь, человеку нужно ровно столько, сколько нужно, а мне хватает, ну, ещё с выставок работы берут.

– Я не знал, что там покупают фотографии…

– Для меня было полной неожиданностью, но на моей последней выставке я продал все работы.

– И как часто вы участвуете в фотопоказах?

– Я каждый год провожу свои выставки, обычно за год накапливается материал. Я ведь постоянно ищу новые формы выражения, ракурсы, углы видения. Последний показ был абсолютно новаторским, исполненный в сложной технике, я радовался, как ребёнок, когда его придумал.

– Вот если говорить о технике, о подаче, фотографы жанрово различаются, их много, это и репортёры, и портретисты, и фотохудожники, а в ваших работах есть ярко выраженное направление?

– У меня вообще нет никаких направлений, я просто смотрю на мир, стараюсь понять его и отобразить.

– Мне это интересно, потому что для меня примером истинного мастерства являются работы фоторепортёров Великой Отечественной войны: это и Бальтерманц с фотографией «Чайковский», и Альперт с его «Комбатом», и Шагинский «Политрук», и, конечно же, ваш тёзка Евгений Халдей и его незабываемое «Знамя Победы». В их снимках столько Человека, столько художественной выразительности…

По теме

– Да, они великие мастера, война обостряет все чувства, и, по большому счёту, они не фоторепортажи делали, они отображали пограничную зону между жизнью и смертью, и здесь только личностное отношение к происходящему делает фотографию уникальной.

– У вас дочь и сын, они с детства были свидетелями вашего творческого процесса, это на них как-то повлияло?

– Если говорить о фотографии, то нет, но они по-своему выражают творческие амбиции: дочь неожиданно для всех захотела стать архитектором и стала, видно, сработали гены её деда – архитектора. А сын, как и положено мужчине, отслужил в армии и сейчас работает на телевидении в компании UTV, ведёт программу «Человек». Кстати, он сейчас в Москве, получает за эту передачу приз.

– Вот уже несколько лет я вижу вас за рулём… велосипеда. Это что, дань европейской моде?

– Ни в коем случае: ни борьба за экологию, ни финансовые вопросы здесь ни при чём. Велосипед – привычка с детства, всегда обожал на нём ездить, а если что-то нравится, то зачем бросать? К тому же это ещё и пользу организму приносит. По городам и весям я, конечно, не путешествую на велосипеде, но в Уфе про общественный транспорт уже давно забыл.

– Давайте вернёмся к теме нашей беседы. Хотелось бы узнать ваше мнение о творческой жизни в нашем родном краю: что хорошо, что плохо?

– «Хорошо» или «плохо», – наверное, не те категории, которыми можно определять состояние искусства в республике, как и в стране вообще. Талантливые люди не заперты в какие-либо рамки, они просто создают свои произведения. Скорее можно говорить об отношении властьимущих к таким людям. Каждый из них выживает, как может. И это ни хорошо, ни плохо. Это, как условия игры. Один мой хороший знакомый высказал такую мысль: «Наш город консервативен и несвободен, во многом нетерпим, порой подобострастен, есть вещи, которые он не примет никогда. Здесь нет единого творческого пространства. Но именно этот несвободный и нетерпимый город рождает талантливых и независимых людей». Я думаю, что сказано очень точно.

– Вы уже столько лет в своём любимом деле, вероятно, у вас есть какие-то призы, награды с выставок?

– Вот уж о чём я меньше всего думаю, возможно, всё это и есть, но для меня намного интереснее и важнее сам творческий процесс, а не его наградной эквивалент.

– Если кратко, то каково ваше жизненное кредо?

– Вот что можно было бы назвать моим кредо: я очень хочу, чтобы всем окружающим меня людям было Хорошо – с большой буквы!

– Спасибо вам, Евгений, за беседу, и творческих удач!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 03.06.2013 12:36
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх