// // Бесплатная медицинская помощь в России для многих недоступна-1

Бесплатная медицинская помощь в России для многих недоступна-1

1084

Оставить с носом

В разделе

Эксперты прогнозируют, что к 2018 году средняя продолжительность жизни в России увеличится с 70,3 до 74 лет. Между тем, по мнению кардиолога Лео Бокерия, «80% случаев преждевременной смерти трудоспособных россиян, не достигших пенсионного возраста, можно было бы предотвратить, улучшив работу системы российского здравоохранения». Наша жизнь зависит во многом от качества медицинского обслуживания. А качество – это не в последнюю очередь стоимость. Где заканчивается бесплатная медицина и начинается платная? И что делать, если денег на операцию по показаниям у больного нет? Он должен умирать или продавать квартиру?

Эксперты прогнозируют, что к 2018 году средняя продолжительность жизни в России увеличится с 70,3 до 74 лет. Между тем, по мнению кардиолога Лео Бокерия, «80% случаев преждевременной смерти трудоспособных россиян, не достигших пенсионного возраста, можно было бы предотвратить, улучшив работу системы российского здравоохранения». Наша жизнь зависит во многом от качеcтва медицинского обслуживания. А качество – это не в последнюю очередь стоимость. Где заканчивается бесплатная медицина и начинается платная? И что делать, если денег на операцию по показаниям у больного нет? Он должен умирать или продавать квартиру?

Антонине Михайловне Королёвой 92 года. Пять дней назад ей сделали операцию эндоваскулярного протезирования аортального клапана. Она сидит напротив меня в палате кардиоцентра имени Мясникова и рассказывает о своей жизни. Её мужа, священника, убили, когда старшему из четырёх детей не было и 10. Антонина Михайловна работала врачом в стационаре. Чтобы как-то выжить и поднять детей, начала брать сверхурочные дежурства, работала в несколько смен. Конечно, нагрузки были невероятные – её организм износился... Хорошо, что дети сказали: «Мама! Ты должна жить долго, ты нужна нам и своим внукам!» Операция, которую перенесла Антонина Михайловна, стоит более 1,5 млн рублей. Она уникальна, поскольку позволяет не прибегать к полостному вмешательству. В таком возрасте пациент не перенёс бы этого. Подобных уникальных операций в России проведено не много. Легендарный кардиохирург Ренат Сулейманович Акчурин начал делать их в России первым. Теперь они уже не сенсация. Главный вопрос – цена... «Сердечный протез» и материал для этой операции стоят очень дорого.

Средств, которые выделяет государство, недостаточно

Кардиохирурги сами начали искать способы финансирования через благотворительные фонды. Например, контр-адмирал Зимин, который недавно отпраздновал свое 85-летие, до сих пор не знает, что деньги на его операцию пожертвовал один магнат, в прошлом служивший во флоте... А вот на государство, к сожалению, в данном случае особой надежды нет. «ОМС к этой высокотехнологичной операции не имеет никакого отношения. Закупаем клапаны в основном мы сами, изыскивая возможности через благотворительные фонды. Министерство выделяет по 200 тыс. рублей на каждую подобную высокотехнологичную операцию. Этих средств в данном случае недостаточно... Но мы считаем: наши родители должны жить. Если мы не поможем им, то как обойдутся в старости с нами?.. Недавно сняли фильм о таких операциях, показываем его тем, кто потенциально может помочь. Ренат Акчурин ведёт в этом направлении очень большую работу», – рассказывает кардиохирург Тимур Имаев.

Естественный вопрос – очереди и квоты. Ведь ожидание в данном случае может быть смерти подобно. «Те, кому отказывают в регионах, самые сложные и проблемные больные, чаще всего едут к нам. Их сотни. Это, как правило, пациенты с сопутствующими заболеваниями, у большинства целый букет неприятных диагнозов. Мы стараемся к каждому подходить индивидуально. В очереди стоят в среднем по два месяца. Если состояние сильно ухудшается – стараемся сократить время ожидания. Многое упирается в поиск средств. За рубежом такие «сердечные протезы» чаще всего финансируются из федеральных программ», – объясняет кардиохирург Пётр Лепилин.

По теме

Медицинские центры лечат на коммерческой основе

Большинство больных, которым предстоят высокотехнологичные операции, сегодня дезориентированы. Они не понимают, за что им выставляют счета. Подавляющая часть судебных исков и претензий к страховым компаниям – оттого, что перечень операций и других дорогостоящих медицинских манипуляций нигде не указан.

Будучи застрахованной в компании «Икар», я решила добиться там правды. Однако на её сайте перечня медицинских услуг и их стоимости не было. Александр Иванович Трутнев из отдела защиты прав застрахованных ласково мне объяснил: «Это рабочий документ, он находится в страховых компаниях... Сколько стоит кесарево сечение? Не знаю. Больница выставляет счёт, и мы оплачиваем. Зачем вам это знать?.. Очередь на операции? Нет, мы не регулируем очереди. Этим вопросом занимаются сами медицинские учреждения».

Как мне пояснили в страховой медицинской компании «Солидарность для жизни», перечень платных и бесплатных медицинских услуг по страховке утверждён Минздравом совместно с Департаментом здравоохранения Москвы и Фондом обязательного медицинского страхования. Однако на сайте компании этот перечень отсутствует. Нет его и на сайте Департамента здравоохранения Москвы. Когда я попросила уточнить его суть в офисе компании «Солидарность для жизни», мне ответили так: «Бесплатное обслуживание предоставляется всеми городскими медицинскими учреждениями и всеми территориальными поликлиниками, а также городскими больницами, стоматологическими поликлиниками, кроме зубопротезирования, которое бесплатно только для пенсионеров и льготников. Входят в страховку и операции. Но надо соизмерять это с возможностями территориальной поликлиники или конкретной городской больницы».

Возможности эти, как правило, невелики. Сложнее всего приходится тяжелобольным. В случае если выявлен рак, районный онколог, конечно, примет бесплатно. Но вот дальнейшее лечение в Онкологическом центре на Каширском шоссе, как пояснили в страховой компании, будет исключительно за деньги пациента. То же самое в случае с тяжёлыми заболеваниями сердца. Все лечебные Институты и медицинские центры, например Бакулевский, лечат исключительно на коммерческой основе. То, что делают в кардиологическом центре им. Мясникова Ренат Акчурин и его сподвижники, скорее их личная инициатива.

Ответственность проявляется лишь за отдельную плату

Смотрю в утренней программе на «России 1» интервью министра здравоохранения Вероники Скворцовой. Министр говорит убедительно: «На сегодняшний день вся высокотехнологичная помощь больным – в руках государства... Зачем в СМИ размещают объявления о сборе средств на операции? Мы провели проверку и выяснили, что в трети всех таких случаев на операции направляют врачи негосударственных клиник и речь идёт о платных небюджетных операциях...»

По статистике, 85% россиян умирают из-за отсутствия специализированных медицинских служб. Проще говоря, у нас нет современных операционных и хорошей медицинской техники. И каждый новый министр здравоохранения обещает: через два года вопрос со сложными операциями будет решён! Вот и Вероника Скворцова в утренней телепрограмме на «России 1» поклялась: «Мы взяли курс на то, чтобы с 2014 года всё разграничить. С 2014 года государственные учреждения платную медицинскую помощь оказывать не будут».

Тем временем в городских больницах проводится лечение, порой трудно совместимое с жизнью. Несколько лет назад я попала в отделение челюстно-лицевой травмы одной из городских московских больниц. Подчёркиваю: городских! При слове «операция» больные там вздрагивали и надолго замолкали. Но не только предчувствие боли было тому причиной. Помимо гонорара анестезиологу больной обязан был сам приобрести материал для операций: скобы, пластины для соединения переломов и винты. Обходилось всё это в зависимости от тяжести травмы в сумму от 300 до 500 долларов.

В больнице были и рентген, и аппарат ультразвуковой диагностики, но вот доступно это было почему-то не всем и не всегда. Лично мне не повезло. Я поступила в больницу по «скорой помощи» в тяжёлом состоянии и вести переговоры с медперсоналом не могла. При травме костей носа, которую констатировали в эпикризе, мне никто даже не предложил рентген. В результате врачи упустили сложный перелом, и я была обречена на страшную боль в течение полугода и тяжёлую дорогостоящую операцию (за свой счёт). Если бы мне сделали рентген в первые два дня в больнице – всего этого можно было бы избежать, поставив несложную распорку…

К сожалению, мой частный случай – лишь один в череде медицинских ошибок, совершаемых не только от отсутствия «современных медицинских технологий», но и элементарной медицинской ответственности. Она появляется чаще всего лишь за отдельную плату. Где в России проходит размытая граница между платной и бесплатной медициной, пока непонятно. Именно поэтому в случае серьёзной болезни рассчитывать приходится только на себя.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 09.09.2013 17:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх