// // С лёгкой руки руководства ООО «Кроношпан Башкортостан» число экологических проблем в республике может увеличиться

С лёгкой руки руководства ООО «Кроношпан Башкортостан» число экологических проблем в республике может увеличиться

1461

Завод сгорел, да здравствует завод!

3
В разделе

Ежедневно ситуация вокруг строительства завода «Кроношпан» под Уфой обрастает новыми подробностями. Люди получают всё больше информации о нежелательном «соседе» и, ссылаясь на неё, наотрез отказываются прекращать протестные акции. Тем не менее, белых пятен и противоречий в этой истории всё ещё больше, чем достаточно.

«Спор о том, чего нет»

Пытаясь расставить все точки над «i», редакция газеты «Наша Версия РБ» решила организовать пресс-конференцию «Кроношпан»: факты и домыслы. Что приобретёт и что потеряет республика в случае реализации проекта строительства деревообрабатывающего комплекса?». Пригласили и противников, и сторонников реализации проекта. Однако наша затея едва не провалилась.

В Приуральском управлении федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) трубку просто не брали. В Башкирской природоохранной прокуратуре нам сообщили (вы только вчитайтесь!), что «предприятие, строящееся в Уфимском районе республики, не относится к приоритетным объектам надзора природоохранной прокуратуры». Ни от руководства ООО «Кроношпан Башкортостан», ни от представителей Министерства природопользования и экологии РБ прямого отказа мы не получили, тем не менее, в назначенный день в пресс-центре они так и не появились.

Неоднозначно на наш звонок отреагировал и представитель Общественной палаты РБ Сергей Гладких. Он сослался на то, что на сегодняшний день утвержденного и прошедшего экспертизу проекта нет, а, значит, нет объективных данных ни о выбросах, ни о способах их устранения, ни об экономике проекта. Сергей Александрович попытался убедить нас в том, что обсуждать то, чего не существует – странно, бессмысленно и даже «непрофессионально». А вот на наш вопрос: «Не странно ли будет протестовать и просить перенести завод, когда он уже будет построен?» – ответа мы так и не получили.

Кстати, позиция Общественной палаты РБ поставила в тупик не только редакцию. Представители инициативной группы о деятельности организации также говорят без особого восторга.

– Стройку мы остановили своими силами, – сообщил журналистам Павел Ксенофонтов. – Общественная палата только рассматривала этот вопрос, в то время как строительство шло бешеными темпами. Другие надзорные органы, которые могли урегулировать этот вопрос, также бездействовали. Уже когда люди решили, что они должны остановить этот беспредел, были приняты какие-то меры со стороны властей. Сейчас действительно есть надлежащее предписание, но оно написано столь косноязычно, что возникает ощущение: его преднамеренно составляли так, чтобы ещё больше запутать людей. Что касается моего личного отношения к деятельности Общественной палаты, то я считаю: нас просто хотят успокоить. Но если пойдём на поводу у властей, свернём лагерь, то мы проиграем это сражение.

Также до самой последней минуты мы не были уверены, откликнется ли на наше приглашение администрация муниципального района Уфимский район.

В результате в назначенный день в пресс-центре газеты «Наша Версия РБ» собрались: Павел Ксенофонтов, житель посёлка Дорогино, выступающий против строительства завода, Александр Веселов, председатель Союза экологов РБ, Игорь Филиппов, заместитель председателя Союза экологов РБ, Артём Ковшов, главный архитектор Уфимского района, а также журналисты и представители общественных и политических организаций.

По теме

Так бы и жили

Первый и самый главный вопрос был задан, конечно, Павлу: всем хотелось узнать, что же происходит сейчас в палаточном лагере, насколько эффективными оказались действия противников строительства, а главное, чем руководствовались люди, ввязываясь в этот «локальный конфликт».

– Руководствуемся только одним: мы хотим жить так, как жили раньше, – пожал плечами Павел. – Мы уверены, что после строительства завода экологическая ситуация изменится в худшую сторону. Жители боятся за себя, за своих детей, именно поэтому они требовали, требуют и будут требовать, чтобы завод был, как минимум, отнесён на достаточное от жилья расстояние. Мы распространяем среди граждан информацию, найденную нами в сети Интернет или полученную от экологов. Кроме того, нашими усилиями была приостановлена незаконно начатая стройка.

Если Павел говорил с журналистами эмоционально, не пытаясь скрыть своё негативное отношение к происходящему, то Александр Веселов, напротив, был спокоен и даже немного ироничен. Главный вопрос, который он задал всем собравшимся: почему вы заинтересовались охраной окружающей среды только сейчас?

По словам эколога, даже если забыть о предполагаемом строительстве, экологическая ситуация в республике всё равно останется крайне тяжёлой. Региональный надзор излишне ослаблен чересчур мягким федеральным законодательством. Оставляет желать лучшего и политика в сфере согласования подобных проектов с населением.

– В Башкирии немало проблемных зон помимо «Кроношпана», – констатировал Александр Веселов. – Например, у нас есть южный промышленный узел, который уже породил большое количество экологических беженцев. Взять город Салават: население не хочет там жить, потому что город – настоящая газовая камера. В Уфе с 2002 года официально отмечается повышение уровня загрязнённости воздуха. Растёт заболеваемость населения, в частности, онкологией. За последние тридцать лет этот показатель увеличился в двенадцать раз! На первом месте рак дыхательных путей, на втором – ЖКТ. Это настоящий провал экологической политики в регионе, а власти в довершение всех бед планируют возобновить строительство АЭС в 2014 году. Они забывают о том, что произошло на Фукусиме. Японцы хватаются за голову, вся Европа отказывается от атомной энергетики, а мы как будто не видим этого. Поэтому я могу сказать, что «Кроношпан» стал своего рода лакмусовой бумажкой. Не началась бы эта стройка, мы бы жили так и дальше.

В ходе своего общения с журналистами Александр Калинович затронул и тему цензуры на объективную экологическую информацию. По его словам, Союзу экологов РБ запрещено участвовать в мероприятиях, организованных республиканскими СМИ.

– С подобным отношением я вновь столкнулся, когда начал заниматься проблемой «Кроношпана», – рассказал эколог. – Изначально ко мне обратились жители. Я съездил на первый митинг, пообщался с людьми, ответил на вопросы. Потом пригласил их на свою передачу «Радио экологии». Позже хотел пригласить и представителя «Кроношпана». Это было бы вполне логично: я выслушал одну точку зрения, однако, существует и другая, с которой тоже нужно считаться. Но мне дали сверху указания, что не стоит поднимать в прессе эту тему. И тогда я принял решение, что больше не буду вести передачу. Мне не нравится, когда начинают командовать, когда диктуют: что можно, а что нельзя. Я свободный журналист и не хочу, чтобы мне давали указания по поводу того, какие темы я должен обсуждать в прямом эфире, как и что мне говорить. Я всегда был объективен.

Непредвзятое отношение Александр Веселов стремится сохранить и в ситуации с «Кроношпаном». Он сообщил, что в настоящее время Союз экологов РБ по просьбе правительства республики проводит независимую экспертизу предпроектной документации деревообрабатывающего комплекса. Общественная организация не заинтересована в том, чтобы действовать в интересах заказчика, власти или местных жителей – не позволяет репутация.

При этом Александр Калинович подчеркнул, что подобные предприятия республике всё-таки нужны, так как они позволяют создавать новые рабочие места, внедрять новые технологии. К тому же «Кроношпан», по его мнению, достаточно «благополучен» относительно других производств, расположенных, к примеру, в черте города.

По теме

Основной вопрос – необходимость строгого контроля за деятельностью предприятия как на стадии строительства, так и на стадии эксплуатации. Предварительно можно говорить о том, что главной проблемой станут выбросы в атмосферу. В предпроектной документации вопрос оценки воздействия на окружающую среду затронут, предусматривается установка очистных сооружений, но о стопроцентной защите говорить, разумеется, не приходится.

– Раньше уже были проекты, к которым на этапе согласования не возникало никаких вопросов, – вспоминает Александр Веселов. – Написать можно что угодно, но контролировать весь процесс необходимо. Только тогда будет гарантия, что воздействие предприятия на внешнюю среду будет минимальным.

Отметил эколог и ещё одну недоработку властных структур. Дело в том, что Дорогино проектировали как коттеджный посёлок, который теперь фактически превращается в рабочий. Людям дали землю, льготные ссуды, чтобы они могли построиться, в программе приняли участие молодые семьи с детьми. И сейчас их просто ставят перед фактом – рядом будут строить «Кроношпан». И это в то время, когда многие ещё даже не расплатились с долгами.

Именно эта безалаберность и стала причиной конфликта. А ведь в микрорайоне Шакша будет построен не только деревообрабатывающий комплекс, но и технопарк. И пока неизвестно, какие предприятия будут в него входить.

В сфере экологии «коррупции нет»

Конечно, невозможно прийти к каким-то определённым выводам, основываясь только на предпроектной документации. Именно поэтому заместитель председателя Союза экологов РБ Игорь Филиппов вместе с журналистами и членами инициативной группы отправился в Егорьевск. Он сразу оговорился, что целью его визита было знакомство с заводом, а не проверка деятельности его сотрудников.

– В принципе, впечатление осталось неплохое: технологии отработаны, аналогичные производства действуют во многих городах Европы. В цехах есть определённое количество пыли в воздухе, но люди работают без респираторов. Выбросы сведены до минимума. Однако меня смутило огромное количество сырья и большая доля вероятности возникновения пожара, – поделился своими опасениями Игорь Мстиславович. – Завод в Егорьевске уже горел. Руководство списывает это на то, что раньше был другой коллектив, который менее ответственно относился к своей работе. Но ведь у нас менталитет такой, мы не всегда соблюдаем самые элементарные требования. Кто-то из рабочих вполне может покурить в неположенном месте, бросить «бычок», и тогда пожара не избежать. В Егорьевске этого, видимо, всё же опасаются, потому что в цехах мы увидели большое количество оборудования по пожаротушению.

– В Подмосковье расстояние от завода до посёлка составляет всего триста метров. На мой взгляд, этого недостаточно. Но у нас подобных проблем не должно возникнуть, – считает эколог. – Под Уфой санитарно-защитная зона будет составлять порядка семисот метров, а от посёлка до трубы и вовсе тридцать минут ходу, если верить предпроектной документации.

Игорь Филиппов согласился с Александром Веселовым, что строительство деревообрабатывающего комплекса – необходимость. По его мнению, завод позволит решить проблему переработки древесных опилок и бросового леса: ежегодно в Башкирии образуется до семи миллионов тонн подобного «добра». Вполне закономерный вопрос о том, будет ли предприятие использовать ТОЛЬКО бросовый лес, заставил экологов вновь сослаться на необходимость жёсткого контроля.

Правда, они и сами в него не очень верят. Либерализация федерального законодательства в области экологии и активное «раскошмаривание» бизнеса уже привели к тому, что каждая проверка отнимает гораздо больше сил и времени, чем хотелось бы, и далеко не всегда приводит к определённым результатам. Сегодня в России количество выявленных экологических преступлений составляет примерно 1,2 процента от общего числа правонарушений, а в Башкирии этот показатель всего 0,85 процента.

– И это только три категории уголовных дел: лесонарушения, нарушения в сфере охоты и в сфере рыбалки. Ни одного уголовного дела по загрязнению окружающей среды в республике не возбуждено. А у нас семнадцать составов статей по экологии в Уголовном кодексе. Почему действуют только три? – задаётся вопросом Александр Веселов. – Опять же, во всех сферах общественной жизни у нас есть коррупция, а в экологии нет. Ни одно дело не доведено до суда, хотя в этой сфере крутятся огромные деньги. С чиновников также нет спроса. Когда получаешь от них отписки по тому или иному поводу, только диву даёшься: за что людям платят деньги?

По теме

Получается, что сами экологи не верят в то, что контроль за деятельностью компании «Кроношпан» будет осуществляться на должном уровне. Тогда к чему все эти слова о необходимости подобного производства? Живя в России, мы все прекрасно понимаем, что завтра лучше не станет.

«Оживились, когда прижало»

Бурную полемику среди собравшихся вызвал и вопрос о проведении публичных и общественных слушаний. Главный архитектор Уфимского района Артём Ковшов, сообщил, что власти рассматривали тринадцать предполагаемых площадок для размещения деревообрабатывающего комплекса. Однако с учётом всех совокупных транспортных, экологических, логистических факторов и наличия сетевых ресурсов был выбран именно этот участок.

– Публичные слушания по рассмотрению территориальной зоны были проведены дважды в соответствии с Градкодексом, – сообщил Артём Ковшов. – А с десятого сентября начинается процедура проведения общественных слушаний. Будет назначено помещение, скорее всего, Кировский сельсовет, в котором будут выставлены все материалы, предоставленные заказчиком. В течение месяца с ними можно будет ознакомиться, высказать свои предложения и замечания по данному проекту. А уже по истечении месяца состоятся сами слушания, на которых будут присутствовать представители заказчика, администрация, а также все заинтересованные лица. Хочу вас уверить, что о процедуре, предусмотренной законом, никто не забывал.

Однако собравшихся гораздо больше интересовало, как проходила процедура публичных слушаний, которая предшествовала выбору земельного участка под строительство завода «Кроношпан». Артём Васильевич к подобному вопросу был готов: уже не раз выслушивал претензии от разгневанных жителей. Главный архитектор Уфимского района твёрдо стоял на своём: всё было сделано строго по закону. Соответствующая информация была размещена в районных печатных изданиях и в сети Интернет. Артём Ковшов призвал людей мыслить трезво. По его словам, администрация Уфимского района просто не располагает таким штатом, чтобы информировать всех жителей. Опять же, и закон подобных действий не предполагает.

– Мы не можем приходить к каждому и говорить: завтра будут проводиться общественные слушания, придите, пожалуйста, – убеждённо обратился к журналистам Артём Васильевич. – Вся необходимая информация находится в открытом доступе, её никто не пытается скрыть. Люди сами не обращают внимания на информационные сообщения, многие просто не выписывают местные газеты, а в результате в своих бедах винят нас.

После этой реплики главного архитектора упрекнули из зала: «Даже прочитав ваши сообщения, невозможно понять, о чём в них идёт речь. Вы всё делаете, чтобы ввести людей в заблуждение».

– Если вас послушать, то получается: пропустили – сами виноваты. Мы чувствуем себя какой-то неопределённой субстанцией, – также не согласился с представителем администрации Павел Ксенофонтов. – Сейчас мы владеем всей необходимой информацией и считаем себя вправе требовать повторного проведения публичных слушаний. Тем более, что информация, которую вы предоставили, была недостаточной – недаром в назначенный день в сельсовет пришло всего двадцать пять человек. Вас самих не удивила эта цифра? Учитывая всё сказанное, вы должны пересмотреть вопрос с учётом нашего мнения.

– Законом установлена процедура. Она проведена. Я не юрист, но знаю, что есть такое понятие: закон обратной силы не имеет, – возразил Артём Ковшов.

– Нет, вы ошибаетесь. Такого понятия не существует. Зато я точно знаю, что то, что не запрещено, то разрешено. Где-нибудь сказано, что нельзя проводить повторно публичные слушания? Нет! Так почему перед нами возникла эта каменная стена, которую невозможно преодолеть? – горячился Павел.

– Все необходимые процедуры заняли у нас около двух лет. В течение этого времени мы не отсекали людей от процесса принятия решения. Так в чём нас обвиняют? Просто гражданскую позицию нужно проявлять по жизни, а не тогда, когда прижало, – парировал Артём Ковшов.

По теме

То, что Европе не нужно, – в Уфу

Позицию власти и руководства завода характеризует и ещё один любопытный факт, о котором стало известно в ходе пресс-конференции. Дело в том, что оборудование, которое собираются привезти в Уфу, ранее использовалось другим деревообрабатывающим заводом. Из пресс-релиза, размещённого в сети Интернет одной чешской строительной компанией, становится ясно, что некая фирма Sonae демонтирует своё оборудование и продаёт его… компании Kronospan! В тексте нет конкретной информации о том, где развернётся новое производство, но не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что жертвой завода-монстра станет именно столица Башкирии.

Подтверждением подобных выводов может служить следующая информация. Государственное информагентство опубликовало данные о заключении договора с компанией Kronospan Holdings East Ltd. Глава группы компаний Kronospan Петер Кайндл объяснил, что строительством крупного предприятия по производству древесностружечных и ламинированных плит в республике займется компания «PSJ», которая имеет непосредственное отношение и к заводу Sonae. Кроме того, на строительной площадке возле деревни Дорогино работает техника с таким же логотипом. То есть уже очевидно, что в Уфу везут оборудование из Ливерпуля.

Казалось бы: ну везут и везут. Что в этом такого? Однако, если копнуть глубже, то выяснится, что на том самом заводе Sonae летом 2011 года произошло возгорание. Пожар не могли потушить в течение восьми дней. Производство остановили только после многочисленных жалоб и обращений граждан, пострадавших от дыма и загрязнения воздуха. Эта информация была опубликована английской компанией BBC. Там же указано, что предприятие неоднократно привлекалось к ответственности за нарушение природоохранного законодательства и многочисленные выбросы загрязняющих веществ. Кроме того, на производстве погибли люди – сотрудники завода. Почему же инвесторы и руководство республики, оправдывая появление деревообрабатывающего завода в Уфе созданием новых рабочих мест, забывают упомянуть о потенциальной угрозе не только здоровью, но и жизни людей?

Именно после того, как на заводе Sonae случился пожар, и деятельность производства была остановлена, руководство компании приняло решение перепродать оборудование фирме «Кроношпан».

«Наш совместный проект набирает силу и динамику», – подчеркнул президент Башкирии Рустэм Хамитов, подписывая договор с руководством компании. Похоже, что перспектива привлечения потенциальных инвесторов и возможные поступления в консолидированный бюджет республики, оказались для главы региона важнее благополучия людей, для которых он обещал работать.

«Вынужденные» политики

Участники пресс-конференции много говорили и о том, что проблема строительства деревообрабатывающего комплекса излишне политизирована в связи с предстоящими выборами. Соответствующий вопрос журналисты задали и Павлу Ксенофонтову:

– Большая политика – это не наше дело. Администрации города и президента умоляли нас не лезть во всё это. Но когда они просто перестали слушать наши аргументы, у нас не осталось выбора. Мне не нравится то, что меня сейчас пытаются сравнивать с Навальным. Я обычный человек, я хотел просто трудиться в банке, жить своей жизнью. От меня, между прочим, жена ушла, когда поняла, куда я ввязался. Я вынужден был уволиться с работы в Национальном банке. Когда началась эта некрасивая история, в отношении меня поступило распоряжение некоего г-на Кашапова. Моему руководству прямо сказали: либо вы его успокаиваете, либо увольняете. Я ушёл, чтобы не подставлять своих коллег, с которыми я проработал долгое время. Моей жене тоже звонили и угрожали, именно поэтому она от меня ушла. Но они (власти – прим. авт.) не понимают, что от этого я становлюсь только более упёртым, мне хочется идти до конца. Там, в Дорогино, мой дом, и я продолжаю бороться. Я уверен, что когда всё закончится, жена вместе с детьми вернётся. Этого завода не будет, я вижу это в глазах наших людей.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 02.09.2013 11:47
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх