// // Несовершеннолетние убийцы таксиста на перемене бегали с удавкой за младшими школьниками

Несовершеннолетние убийцы таксиста на перемене бегали с удавкой за младшими школьниками

1977

С особой жестокостью

В разделе

Преступность несовершеннолетних – своеобразный индикатор социальной ситуации в стране. Подростки чутко реагируют на состояние общества. По процессам, происходящим в детской и молодёжной среде, мы можем с большой долей вероятности судить о том, каким будет общество в перспективе. И пока прогнозы не радуют. Специалисты (социологи, психологи, психиатры-криминалисты) отмечают, что подрастающее поколение находится в плену стереотипов антиобщественного поведения, становится всё более незрелым в своих умозаключениях. А ещё – жестоким.

Преступность несовершеннолетних – своеобразный индикатор социальной ситуации в стране. Подростки чутко реагируют на состояние общества. По процессам, происходящим в детской и молодёжной среде, мы можем с большой долей вероятности судить о том, каким будет общество в перспективе. И пока прогнозы не радуют. Специалисты (социологи, психологи, психиатры-криминалисты) отмечают, что подрастающее поколение находится в плену стереотипов антиобщественного поведения, становится всё более незрелым в своих умозаключениях. А ещё – жестоким. И если в благополучных семьях дети всё-таки взрослеют без особых эксцессов, то при родителях, которым нет никакого дела до своих чад, всё происходит иначе. В лучшем случае подростки минуют «переходный период» с «осложнениями» – мелкое хулиганство, угоны, кражи. В худшем – начинают с убийства, изнасилования, и тогда уже криминальное «болото» затягивает их навсегда. По статистике среди осуждённых несовершеннолетних каждый пятый ранее совершал преступления. Установлена и такая закономерность: чем опаснее преступление, тем выше вероятность его рецидива.

Доказать, что ты сильнее всех

Под словом «благополучные» родители я подразумеваю отнюдь не материальный достаток. Есть семьи, которые живут довольно скромно (и таких, по счастью, – большинство), однако, дети их прекрасно учатся, слушаются родителей, а позже – становятся им надёжной опорой. Секрет прост: родители любят своих детей, интересуются их жизнью, знают, где они проводят своё свободное время и с кем. Знакомясь с очередным уголовным делом, понимаешь всю правоту Льва Толстого, воскликнувшего однажды: «Каждая несчастная семья несчастна по-своему». Каждое преступление, несмотря на общую классификацию, имеет свои нюансы. В этом материале речь пойдёт об убийствах, совершённых с особой жестокостью (ч.2 ст.105 УК РФ).

Прежде чем перейти к самым свежим фактам, не могу не вспомнить один уголовный процесс, который шёл в Октябрьском районном суде лет девять назад. Двое подростков, сыновей состоятельных и весьма уважаемых родителей в Октябрьском районе Уфы, что называется, по месту жительства открыли охоту на бомжей. Им захотелось острых ощущений. Расчёт был прост: бомжи – народ потерянный, за них заступиться некому, а правоохранители с лёгкостью «спишут» труп, не заморачиваясь на расследование. С приходом темноты, когда их сверстники общались в компаниях или уже прогуливались парочками, старшеклассники выходили «на дело». Одного человека избили до полусмерти, двоих лишили жизни. Причём, первый оказался коренным уфимцем, инженерно-техническим работником. Он возвращался поздно вечером от приятеля, которому отремонтировал телевизор. Ребят дезориентировало то, что мужчина одевался очень бедно и слегка покачивался (это был врождённый дефект). В другой вечер подростки избили бомжа и убили этого несчастного. Второй оказался действительно бездомным и обосновался в лесочке за ипподромом «Акбузат». Там он построил шалаш и собирался в нём перезимовать. Человек был неконфликтный, общительный. Он, на свою беду, сам подошёл к мальчикам, заговорил. Подростки его мучили, как загнанного зверя. Избивали ногами, прыгали на нём, как на батуте, отпускали, потом догоняли снова. Моя коллега-журналист Людмила Кашапова в ту ночь вместе с оперативной группой дежурила по Уфе, собирая материал для криминального репортажа. Она рассказывала, что не видела картины более жуткой. Дежурный по городу прокурор высказал предположение, что это дело рук приятелей погибшего, явно находившихся под действием наркотического опьянения. Никому и в голову не пришло, что убийство с особой жестокостью совершили подростки, причём абсолютно трезвые. Их родители были больше заняты своей карьерой, уверенные в том, что сыновья – не хуже других. Стоит ли говорить, что они были в шоке? На суде прозвучал и такой вопрос: «А что же школа? Что же там не доглядели?».

По теме

Конечно, есть ещё и школа, где дети проводят большую часть своего времени, где «сеют разумное, доброе, вечное». По идее должны были бы «сеять». Чиновники Минобразования РФ как раз для «проблемных» ребят ввели в школах ставку социального педагога. Ещё одно провальное новшество. Зачастую учителей русского языка и литературы (как ближе всех соприкасающихся с нравственными ценностями) отправляют на двух-, трехмесячные курсы, и по их окончании они совмещают свою основную работу с этой «обязаловкой». Я сама лично интересовалась у учащихся – обращались ли они за помощью к соцпедагогу? Оказывается, нет. Одни стесняются, другие даже не в курсе, что таковой имеется, третьи в них разуверились. Большинство ребят идут за советом не к учителям или родителям, а к старшим товарищам, но никак не к социальным педагогам. А раньше обращались. К классному руководителю. И ему не надо было «приплачивать» за нагрузку. Потому что была другая система воспитания в школах, в приоритете стояла духовность, а не деньги. Рухнули сформировавшиеся нравственные устои, у преподавателей другая забота: как больше «нахватать» часов, чтобы свести концы с концами. Да и сам статус учителя сравнялся с землёй. Истинных педагогов, пришедших в школу по призванию, остались единицы. Сейчас больше котируются другие профессии.

Жестокие убийцы – дети из обеспеченных семей – особая категория. Социологи утверждают, что эти ребята зачастую избалованны, не могут понять, что в жизни есть ограничения. «У таких подростков формируется инфантильность, потребительская психология», – прокомментировал Юрий Александрович Анохин, врач-психиатр высшей категории Республиканского центра по борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями, в прошлом главный психиатр Уфы. – Эти подростки не хотят нести ответственность за свои проступки, а какое-либо ограничение или отказ воспринимают как унижение. У них возникает сильная агрессия, желание доказать, что они сильнее всех».

Отметина на всю жизнь

А лет восемь назад, не видя в глаза действующих лиц, я написала материал об одном 18-летнем парне, который вместе с несовершеннолетним дружком в Уфе под предлогом их подбросить, остановил машину и пытался задушить водителя. В обвинительном заключении говорилось, что парень – наркоман, из неполной семьи и, ко всему прочему, болен СПИДом. Водитель – здоровенный молодой мужчина, в прошлом спортсмен, вырвался и убежал, особо не пострадав. Сначала заявил в милицию, затем отправился в больницу, где ему оказали первую медицинскую помощь. Злоумышленнику дали 12 лет. Приговор очень суровый, если учесть, что за убийство, случается, присуждают по пять лет. Мне показалось, что с больным парнем поступили несправедливо. Разыскала его мать, та всю вину перекладывала на себя: упустила сына в трудный период развода с мужем, была уверена, что из колонии он уже не вернётся. Видимо, сочувствие к преступнику уловил потерпевший. После выхода материала, в редакции раздался звонок, мужчина требовал встречи с автором. Он приехал на той самой иномарке, из-за которой его хотели лишить жизни. И в самом деле – мускулистый атлет, крепкого телосложения. Разговор начался на повышенных тонах, но потом мы всё-таки нашли общий язык. Молодой человек рассказал о том, что пережил за несколько минут покушения. Его жена-учительница и ребёнок получили психологическую травму.

– Теперь у меня отметина на всю жизнь, – мужчина расстегнул ворот рубахи и показал шею с неровным, красным шрамом.

– Как вы думаете, каково мне жить с таким рубцом? – спросил он меня. – Я каждый день с утра подхожу к зеркалу и сразу же впадаю в ступор. А ещё – никак не могу найти работу, хотя закончил престижный вуз. Резюме всех устраивает, но на собеседовании, едва взглянув на меня, сразу же дают от ворот поворот.

Больше всего водителя поразила та хладнокровность, с которой действовали преступники. Пока ехали по оживлённой трассе, смеялись и шутили с ним, а сами держали удавку наготове.

Ещё более шокирующий случай произошёл зимой 2012 года в Туймазах (дело расследует первый отдел следственного управления Следственного комитета РФ по РБ). Двое подростков – один четырнадцатилетний, другой на два года старше, таким же образом напали на таксиста. Ребята из многодетных семей всё своё время проводили на улице. Родители во главу угла ставили заботу о куске хлеба, дети были заброшены и, как принято выражаться, «запущены педагогически».

По теме

Приятели приехали накануне нового 2013 года из Ермекеевского района в Туймазы посмотреть ёлку. Полтора часа бродили по снежному городку, катались на горке, замёрзли и решили возвращаться на такси. Водитель, молодой мужчина, согласился их подбросить за 360 рублей. По дороге к дому у ребят спонтанно возникла мысль угнать автомобиль. Они накинули на шею водителя шнур от зарядного устройства и стали душить. Оказалось, что убить человека не так-то просто, пришлось достать из багажника отвёртку и домкрат. Очень злились, что несчастный долго не умирает. Потом, наконец, отвезли, как думали, бездыханное тело к свалке и закидали его снегом. Но водитель был ещё жив. Молодой человек дополз до фермы и прилёг к корове, чтобы согреться. Там и нашли его обеспокоенные родственники. По дороге в больницу мужчина рассказал о покушении. Однако полученные травмы оказались несовместимыми с жизнью, он умер в больнице.

Подростки, не испытывая ни малейших угрызений совести, на угнанном авто поехали в свою школу на дискотеку. Потом разошлись по домам, поели и отправились праздновать Новый год в клуб, что в соседней деревне. После катались вместе с другими школьниками, в общем, радовались жизни, как могли.

Старший следователь первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Башкортостану Антон Беляков, снимая показания, не прочёл и тени раскаяния в глазах подростков:

– Несмотря на столь жестокое преступление, – пояснил он, – вначале мы решили не заключать обвиняемых под стражу. Они продолжали посещать школу, причём, чувствовали себя героями. На перемене бегали со шнуром за младшими школьниками и накидывали на них удавку, имитируя удушение. Во избежание несчастного случая пришлось их арестовать.

В производстве у старшего следователя первого отдела следственного управления Следственного комитета РФ по РБ Роберта Муллахметова находится подобное дело. Двое молодых парней в Юматово забили насмерть молодого человека из чувства зависти: у него была иномарка, они же не могли себе этого позволить. Сначала злоумышленники попросили разрешения сесть самим за руль покататься, а потом, жестоко избив водителя, угнали его автомобиль. Следователя поразило то, что, по рассказам очевидца, обвиняемым 18-летним парнем руководил какой-то злой дух веселья. Он прыгал на голову потерпевшему и кричал: «Смотри, как надо!». У погибшего 24-летнего молодого мужчины остался маленький ребёнок, его он воспитывал один.

Откуда берётся такое изуверство? В раннем детстве этим нелюдям не прививались чувства добра, сострадания, справедливости. Кстати сказать, некоторые родители сознательно идут на такой шаг, считая, что их чада должны вырасти подготовленными к жизни: «с волками жить – по волчьи выть». И, в конце концов, их сыновья превращаются в нравственных уродов. Наверное, всё начиналось с простого: поймать и замучить котёнка, отобрать велосипед, примкнуть к издевательствам над каким-нибудь мальчишкой-очкариком, изгоем, который найдётся в каждом дворе.

«Медвежья услуга» от «супергероя»

В конце марта этого года в Кушнаренковском районе четверо местных жителей, в том числе и несовершеннолетние, жестоко надругались над девочкой-подростком. Рассказывает старший следователь первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Башкортостану Рустем Шакиров:

– В каждом селе имеется своего рода «блат-хата», где, за неимением клуба, собирается молодёжь. В этом селе что-то вроде притона организовал у себя 26-летний кушнаренковец. В конце марта около десяти девушек и парней, в том числе и несовершеннолетних, «загостили» в этой «избе-читальне». Ближе к ночи все разошлись, кроме потерпевшей и четверых мужчин. Девушку напоили водкой, а затем по очереди изнасиловали, используя инородные предметы. Происходящее снимали на мобильный телефон. (Эта запись изъята и служит вещественным доказательством). После потерпевшую, в полубессознательном состоянии, одев наспех, вывели и посадили на лавочку. Несчастная долгое время находилась под наблюдением врачей, с ней работал психолог. Сейчас к ней для охраны приставлены сотрудники полиции, подозреваемые – под стражей. Уголовное дело заведено по статьям «изнасилование группой лиц по предварительному сговору» и «насильственные действия сексуального характера, совершённые группой лиц по предварительному сговору»».

По теме

Ещё одно «веяние» – снимать всё происходящее на телефон. Подключились к этой новомодной струе и преступники. Одни запечатлевают своих жертв с целью шантажа, другие – чтобы было чем похвастать… Из четверых кушнаренковских мужчин не нашлось ни одного, кто бы заступился за девочку. Наоборот, подначивали друг друга, удовлетворяя свои низменные инстинкты. Теперь же сваливают вину один на другого.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов связывает рост подростковой преступности с замедлением темпов развития, как мальчиков, так и девочек:

– Инфантильность наблюдается у 30 процентов старшеклассников. А среди детей, растущих в неблагополучных семьях, доля страдающих инфантилизмом, нарушениями психологического развития ещё выше – до 80 процентов. Сегодня наши подростки достигают психофизиологической зрелости к 18 – 20 годам, то есть той функциональной зрелости мозга, которая позволяет им осознавать в полной мере характер совершаемых поступков. И, соответственно, предвидеть все возможные последствия и меру собственной вины.

Следователи первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по РБ также имеют своё мнение. Их наблюдения складываются из прямого контакта с несовершеннолетними преступниками. Вот что говорит следователь по особо важным делам первого отдела СУ СК РФ по РБ, подполковник юстиции Гульназ Закирова:

– В большинстве своём подростки и «ранняя» молодёжь совершают преступления именно в группе: более слабые подвержены влиянию более сильных, а сильные, в свою очередь, стараются таким образом закрепить свой авторитет. Несовершеннолетних отличает невероятная жестокость, что свидетельствует о глубокой их нравственной деградации. Преступления против личности (убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, изнасилование), совершённые несовершеннолетними, составляют – 2,5-3,5% от всех преступлений. Причём, если у взрослых необыкновенное зверство и ожесточение связано с алкогольным либо наркотическим опьянением, то кровожадность у подростков наблюдается в связи с их деформированной психикой. Наши подследственные не осознают, что люди, которых они истязали, испытывали боль и мучения. Что у них есть родственники – родители, дети, которые тоже будут страдать. Жизнь человека не рассматривается ими как высшая ценность. В этом подросткам «медвежью услугу» оказывает современное телевидение, где разливаются моря крови. Насмотревшись боевиков, где люди падают один за другим, а убийца предстаёт «супергероем», они примеряют эту «роль» на себя. Плюс ещё так называемые «ролевые игры», где можно уже самому убивать десятками. Всё это превращается в их неокрепшем сознании в какой-то чудовищный клубок, который не так-то просто распутать. Каждый случай индивидуален. Но если бы в школах почаще напоминали об уголовной ответственности за особо тяжкие преступления (а она наступает с 14-летнего возраста), приводя конкретные примеры, то, возможно, это бы послужило сдерживающим фактором.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 07.10.2013 19:41
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх