// // Кто обрёк на пожизненное существование рядом с «Химпромом» Старую Александровку?

Кто обрёк на пожизненное существование рядом с «Химпромом» Старую Александровку?

1746

Островок безнадёги

В разделе

Для чего был построен столь крупный район? Ответ кроется в разработке крупных месторождений башкирской нефти. Как видно из карты «Уфа и окрестности», датированной 1992 годом, обе Александровки с севера и юга окружены нефтеперерабатывающими заводами. К югу от этих посёлков простирается компактный «прямоугольник» предприятий протяжённостью четыре километра. К северу расположен такой же прямоугольник в пять километров. Сейчас большинство этих заводов входит в ОАО «Уфанефтехим».

Около семи километров вверх по карте от Северного автовокзала Уфы расположены микрорайоны Старая Александровка и Новая Александровка. Старая Александровка всегда представляла собой среднестатистическое село с разнокалиберными постройками частного сектора. Новая Александровка возникла как большой посёлок городского типа, состоящий из двух-, трёх- и даже четырёхэтажных домов, возведённых в сталинском стиле. В середине восьмидесятых годов прошлого века население Старой Александровки едва достигало тысячи, а Новой – перевалило за 45 000. По развитию инфраструктуры Новая Александровка обгоняла даже микрорайон авиационных моторостроителей Инорс. В ней располагался крупный продуктовый магазин и несколько поменьше, кинотеатр «Тан», Дом культуры «Новатор», просторная четырёхэтажная школа, училище. По микрорайону курсировал рейсовый автобус №7к, до Уфы можно было добраться несколькими маршрутами, в том числе и трамваем.

Одну расселили, про другую забыли

Для чего был построен столь крупный район? Ответ кроется в разработке крупных месторождений башкирской нефти. Как видно из карты «Уфа и окрестности», датированной 1992 годом, обе Александровки с севера и юга окружены нефтеперерабатывающими заводами. К югу от этих посёлков простирается компактный «прямоугольник» предприятий протяжённостью четыре километра. К северу расположен такой же прямоугольник в пять километров. Сейчас большинство этих заводов входит в ОАО «Уфанефтехим».

В 50-е годы, когда строилась Новая Александровка, как-то не задумывались о последствиях для её жителей. Возводили современный посёлок с отлаженной инфраструктурой, чтобы обеспечить быструю доставку «нефтехимпрому» рабочей силы. Параллельно проводились различного вида «мероприятия», чтобы вынудить сельских жителей переселиться в город. В частности – зарождающееся фермерство душили налогами, да и, собственно, сами сельчане с энтузиазмом меняли свои тесные постройки с печным отоплением на благоустроенные квартиры.

Только ближе к 80-м начали понимать, какой вред здоровью несёт проживание в непосредственной близости от токсичных заводов. Новую Александровку решили расселить. В это время активно застраивался микрорайон Сипайлово, и большая часть жителей переехала туда, остальные – в новостройки Инорса.

Меньше повезло жителям Старой Александровки. Она возникла задолго до того, как начали возводиться заводы и расположена немного западнее Новой Александровки, но всего в полукилометре от переселённого микрорайона. Постепенно малонаселённую Старую Александровку возможно тоже бы расселили, но тут повалили «общегосударственные» катастрофы – перестройка, дефолт, и посёлок решили оставить.

В 90-е годы люди были озабочены не экологией, а выживанием. А с приходом нового тысячелетия в официальных СМИ стали появляться материалы, уверяющие население, что с экологией у нас всё в порядке, ситуация улучшается. И как следствие этого – Старая Александровка принялась… расти! Появились добротные деревянные дома, коттеджи. Новосёлам пришлось по душе, что земля здесь сравнительно недорогая и есть водопровод. В своё время село подключили к Изякскому водозабору, где вода значительно чище, чем в реке Уфе. Во время диоксиновой трагедии в апреле 1990 года жители Старой Александровки не пострадали вовсе.

По теме

Если в Шакше построят «Кроношпан», то вода в Северном водозаборе будет находиться под постоянной угрозой попадания токсинов – деревообрабатывающий завод будет сбрасывать стоки в реку Уфу выше этого водозабора. Здесь ещё больше скажется экологическое преимущество Старой Александровки перед городом относительно качества воды. Правда, в деревне и по сей день не проведён газ, несмотря на то, что, словно паутиной, она кругом оплетена различными продуктопроводами и газопроводами.

Жучки и паучки мигрировали первыми

Особая тема – сельхозпродукция, выращенная на территориях северной промзоны. На Колхозном рынке частники продают овощи, яблоки и сливы абсолютно без червей. Эти земли не нуждаются в пестицидах: вся мелкая живность в виде червячков, жучков и гусениц с огородов уже уползла. Около Новой Александровки расположены сады, которые никто и не думал сносить вместе с посёлком. Очень многие садовые товарищества прилепились буквально за «забором» заводов. А это значит, что не только токсичный воздух и пыль влияют на урожай, но и стоки.

Наибольшую опасность представляет садоводческое товарищество «Мотор», которое расположено ниже «Химпрома». Его садовые участки практически примыкают к территории завода, между ними нет и пятидесяти метров. «Союз экологов РБ» неоднократно предупреждал о недопустимости подобного соседства и настаивал на экспертизе урожая. Чиновники от этого, конечно же, отмахнулись. К тому же, сейчас в здании «Химпрома» по соседству с диоксиновой свалкой в последнее время открывается много офисов. И люди там работают. Осознают ли они, что губят себя?

При посещении этих двух Александровок – одной расселённой, другой просто заброшенной властями – меня не покидало чувство дискомфорта и тревоги из-за ужасного запаха. В этих местах заметно увеличена численность мышей – переносчиков геморрагической лихорадки, а также клещей, заражённых энцефалитом и боррелиозом. Зато почти нет лишайников – индикаторов чистоты воздуха, ведь чем их больше, тем чище атмосфера.

В Новой Александровке очень много тополей вдоль бывших улиц. Уютные аллеи действуют умиротворяюще. Однако на них нет ни единого оранжевого или серо-зелёного лишайника, хотя они так любят это дерево. Меня очень поразило, что в деревне прямо возле дороги вырос кабачок невероятных размеров. Много слышал о быстрорастущих растениях в таких токсичных местах. И вот увидел своими глазами.

«Выкручивайтесь – платите»

Однако больше меня волновало то, как поживает обречённая на «пожизненное» существование рядом с «Химпромом» Старая Александровка. Деревенским жителям я представился покупателем и поинтересовался, за сколько можно приобрести здесь землю. Мне ответили, что несколько лет назад покупали участки земли с ветхими лачугами за 50-60 тысяч, приватизировали их и строили дома.

В начале лета этого года узаконение резко ограничили. Под разными предлогами отказывают даже тем, кто живёт здесь полвека. Со слов жителей, недавно начали «наводить порядок» в деревне в части обоснования проживания. Чиновники Орджоникидзевской администрации (именно этому району принадлежит село) задают людям вопросы – на каком основании вы здесь живёте, какие можете предъявить документы? Как доказать?

Землю выделил колхоз, которого уже давным-давно нет. Возможно, где-то имеются такие выписки, но в архивах их никто найти не может. Власти города считают эти земли своими, а потому безбожно завышают тарифы арендной платы. Скажем, за крохотный ветхий домишко в 15 кв. метров 1953 года «выпуска», вместе с шестью сотками, хозяйка в этом году заплатила 2400 рублей. Дом находится на улице с примечательным названием – Сутолока.

Со слов пожилой женщины я узнал, что все предыдущие годы молчали, зато в этом «спохватились» и прислали счёт сразу за 10 лет – 20 000 рублей. Эту сумму она теперь выплачивает в рассрочку.

Чиновники ещё и издеваются: мол, выкручивайтесь, как хотите, а то привыкли жить «задарма». Теперь, чтобы получить 25 соток под строительство, нужно заплатить 500-700 тысяч. И это несмотря на такую экологию! И вот что удивительно: люди приезжают сюда строиться! Возможно, в скором времени Старая Александровка превратится в «элитный» район города, подобно посёлку 8 Марта.

По теме

«Роспотребнадзор» сказал: жить можно!

Поговорил я ещё с тремя жителями Старой Александровки, можно сказать, аборигенами. Один проживает здесь с 1977 года. У этого пенсионера дом стоит за километр от завода, а очистные сооружения – вообще в двух шагах. Напротив, также на близком расстоянии, находится факельное хозяйство, где ночью постоянно сжигают попутный газ. В конце деревни раньше была нефтеналивная эстакада, где заправлялись баржи, оттуда всё ещё веет бензином. А ещё рядом с домом располагался карьер, где всю ночь с грохотом промывали горы песка.

Если «фенол» обошёл Старую Александровку стороной, то в 1996 году рядом с деревней произошла утечка нефти. Что могли, собрали, а оставшуюся нефть подожгли, и весь этот смог накрыл посёлок. Люди возмущались, обращались к тогдашнему президенту М. Рахимову, он пообещал расселить всех. Не расселил. В 2009 году в село приехали представители городских властей, собрали всех в деревенской школе и объявили, что уже никого сносить не будут. Жители ждали сноса четверть века и не дождались.

За это время они успели состариться, дома прохудились, а на новое строительство у ветеранов нет ни сил, ни здоровья, ни денег. А молодёжь почему-то не пугается экологии: они работают, строятся, в выходные ходят на рыбалку. С 2009 года нефтеперерабатывающие заводы перешли в собственность крупной московской корпорации. Помнится, по БСТ передавали, что компания эта будет вкладывать деньги в Башкирию, строить жильё, дороги и т.д.

Где всё это? Почему же всё-таки не сносят Старую Александровку? Чтобы «отвязаться» от жителей, нужно «привязать» отказ к какому-нибудь законодательному акту. И администрация города нашла выход. Когда-то деревня входила в «санитарно-защитную зону». Но Роспотребнадзор вдруг нежданно-негаданно вздумал пересмотреть нормы. Если 20 лет назад речь шла о трехкилометровой зоне, то сегодня зона отчуждения составляет не более километра от нефтезавода.

Роспотребнадзор поясняет, что «превышение ПДК вне километровой зоны обнаружено лишь в 0,3 процента случаев». Есть и важное дополнение: контроль ведётся собственными лабораториями ОАО «Новойл» и ОАО «Уфанефтехим»...

Надо бы – добиться проведения независимой экспертизы. Сделать это непросто и недёшево, но только эксперты, никак не связанные с нефтяными гигантами, смогут дать чёткий и официальный ответ: насколько опасно жить в Старой Александровке. На основании этих документов можно подать судебные иски на городские власти с тем, чтобы получить другое жильё или денежную компенсацию. Старые, немощные и больные староалександровцы могут скинуться «с миру по нитке» и заказать такую экспертизу. Тогда можно доказать, что проживание здесь действительно опасно и добиться переселения. Ну, а тем, кто всё-таки решил здесь обосноваться, тоже было бы полезно ознакомиться с результатами экспертизы.

А городским властям хотелось бы задать вопрос: если деревня (судя по заключению Роспотребнадзора) пригодна для проживания, так что же вы от неё отвернулись? Раньше, по свидетельству старожилов, в Старой Александровке имелась даже православная церковь, разрушенная в период правления Н. Хрущёва. Была и начальная школа. Теперь учеников возят на автобусе в учебное заведение по улице Комарова в Черниковке. И на том спасибо. Потому что ОАО «Башавтотранс» от перевозки сельских пассажиров самоустранился и передвигаться можно только на частном авто.

Одним словом, не деревня, а какой-то островок безнадёги, заброшенности и равнодушия. До которого ровным счётом никому нет дела.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 07.10.2013 19:28
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх