// // Уфимская пенсионерка вопреки чиновничьим обещаниям не может получить служебное жильё

Уфимская пенсионерка вопреки чиновничьим обещаниям не может получить служебное жильё

1283

Семнадцать лет в «колясочном приюте»

В разделе

Закиябану Галиева – невысокая худенькая женщина в белом платке, повязанном на мусульманский манер. Мы с ней познакомились после того, как её в очередной раз «отшили» во всех высоких кабинетах, где она пытается добиться справедливости. За семнадцать лет общения с чиновниками накопилась толстенная стопка документов и писем, появились внуки, один из которых во время нашей встречи удивлённо таращил чёрные глазёнки на происходящее. Закиябану говорит по-русски чисто и правильно, в ней чувствуется сдержанная гордость и мягкая настойчивость. Мне показалось удивительным, что женщина – «старейший сипайловский дворник», как она сама представилась – выглядела скорее учительницей на пенсии. А ведь столько лет, почти всю жизнь в жару и в холод работает метлой и лопатой, получает гроши, ютится в углах…

– Не всю, – поправила меня Закиябану Гисматулловна. – Раньше у меня была совсем другая жизнь.

Раньше

Когда-то у неё была крепкая семья и достаток: муж, дети, дом. Жили в деревне, не бедствовали. Закиябану работала в сельской библиотеке, занималась воспитанием дочерей, немаленьким хозяйством. У неё по тому времени было неплохое образование – два техникума, торговый и библиотечный. Поэтому Закиябану по деревенским традициям направляли на самые горячие участки – то в школу детей учить, то на склад зерно отгружать. Некогда было о жизни задумываться, слишком много работы тащила на себе и в деревне, и дома. Тем более, жизнь-то вроде уже сложилась незыблемо – любимый муж-добытчик¸ прилежные дети. Крутясь в колесе «работа-дом-хозяйство», ей некогда было оглянуться, проверить, всё ли правильно и прочно в её мире?

Остановилась она только тогда, когда грянул гром. Муж завёл любовь на стороне. История старая, как вселенная, но не каждая женщина может её пережить. Закиябану не смогла.

Собрав вещи по минимуму, она уехала в никуда, в белый свет, в неведомое будущее – в Уфу.

Дети к тому времени уже подросли и уехали из деревни учиться. Вряд ли иначе она смогла бы оставить их без присмотра. В Уфе, пристроившись на время к дальним родственникам, Закиябану Гисматулловна начала искать работу.

Взяли только дворником

В пятьдесят лет, в чужом городе без угла и заработка – на что рассчитывала эта женщина? В её возрасте, да ещё без постоянной прописки, трудоустроиться практически невозможно. Единственный выход – пойти дворником. Тогда ей казалось, что это единственно верное решение. Дворников всегда и везде не хватает, деньги какие-никакие платят, да ещё и служебное жильё обещают после того, как она отработает десять лет – такие были раньше законы.

Правда, когда Закиябану принимали на работу, попросили в заявлении собственной рукой написать: «В жилье не нуждаюсь». Но потом ей удалось переписать это заявление и руководитель заверил, что всё в порядке – трудись десять лет и будет тебе жильё.

28 мая 1996 года Закиябану Галиева была принята дворником в ПТЖХ Октябрьского района Уфы. Тогда же она подала заявление в профком о постановке на учёт как нуждающаяся в улучшении жилищных условий с предоставлением служебной квартиры. Заявление было принято, и вскоре её включили в список на получение жилья. А пока временно разрешили пожить в так называемой колясочной, находящейся на первом этаже дома, где она прибирала двор. Подобные помещения есть почти в каждом проходном подъезде, которыми богато Сипайлово. Проектировщики предполагали, что мамы, для того чтобы не таскать детские коляски, санки и велосипеды с этажа на этаж, просто будут их оставлять внизу. Но жизнь, конечно, расставила всё на свои места. Сквозные выходы заколотили, а колясочные приспособили под временное жильё работникам ЖЭУ.

Так началась уфимская жизнь Закиябану. Дети, после учёбы вернувшиеся было к отцу – ведь у мамы не было дома – вскоре подтянулись к ней. Молодым и образованным людям легче найти работу, а значит, и прописку. К тому же, дочери вскоре образовали собственные семьи, поселились у супругов, родили детей.

По теме

Всё меняется, лишь очередь неподвижна

На начало века в 2000 году Галиева была уже первой в списке на получение служебной квартиры. Но за прошедшее с 28 мая 1996 года время организовались и реорганизовались ЖЭУ, людей переводили с места на место, перекидывали с участка на участок. Потом и вовсе стали увольнять 31 декабря каждого года и вновь принимать на работу в первый день следующего года. В результате терялись документы, переписывалась очередь на получение служебного жилья.

Так случилось и с Закиябану. При реорганизации и разделении ЖЭУ №59, в котором она работала, её документы затерялись, хотя распоряжение директора МУП ПЖРЭТ «Сипайловский», датированное 13.11.2002 года сохранилось. Закиябану Гисматулловна повторно подала заявление на улучшение жилищных условий и решением профкома и распоряжением администрации предприятия была восстановлена в списке под первым номером.

Можно рассуждать, почему очередь на служебное жильё на этом предприятии не продвинулась ни на одну квартиру в течение шести лет, но факт остаётся фактом – с 2000 по 2005 год Закиябану была в этом списке под одним и тем же номером.

Странный список

Казалось бы – вот она, долгожданная квартира, так близко! Но по непонятным причинам очерёдность начала спускаться в списке всё ниже и ниже.

На обращение в администрацию и профком МУП ПЖРЭП «Сипайловский» пришёл ответ, что в списке очередников её перемещают на третье место. Не дождавшись улучшения жилищных условий, через два года она обращается за разъяснениями в администрацию Октябрьского района, которая в ответ уведомляет Закиябану Гисматулловну, что по состоянию на апрель 2008 года её очередь на пятом месте. На очередное обращение к администрации ООО «Сипайловский» она получает через год письмо, что в списках граждан на получение служебного жилья она находится на седьмом месте.

На сегодняшний день Закиябану Галиева в списке уже под девятым номером. Почему-то каждый вновь принятый работник оказывался в списке впереди неё, хотя по логике вещей должен был быть после. Непонятно по каким законам или нормативно-правовым актам её очередь неуклонно стремится вниз. Убедившись в том, что продвигаясь в таком темпе по списку очередников обратно, у неё практически нет перспектив на получение жилья, Закиябану начала бить во все колокола.

Другого выхода не было, как и хоть какого-либо жилья, пригодного для проживания. Колясочная – не квартира. Это подсобное помещение, куда женщину вселили на время без права прописки и где она вынуждена ютиться долгие годы. Колясочная непригодна для жилья. Дворник – такая работа, когда приходится трудиться физически, невзирая на погодные условия. Не имея места, где можно было бы обсушиться, обогреться и отдохнуть, Закиябану-апа основательно подорвала здоровье – заполучила бронхиальную астму.

Борьба

Весной 2008 года в Уфе был открыт телефон «горячей линии» по злоупотреблениям в сфере предоставления служебного жилья. Каждый, кто столкнулся с произволом местных властей Башкирии в этой области, мог позвонить и получить разъяснения о том, кто, как и в каком порядке должен получать квартиры этой категории. Первой по этому номеру обратилась Закиябану Гисматулловна, которая к тому времени проработала дворником в МУП ПЖРЭТ «Сипайловский» уже двенадцать лет.

Немолодая женщина прилежно и добросовестно выполняет свою работу, жильцы несколько раз писали благодарственные письма администрации ООО «Сипайловский» и даже собирали подписи под обращением с просьбой выделить Закиябану Галиевой служебную квартиру.

Она была вынуждена сделать вывод, что списки просто кто-то подтасовывает. И действительно, послушав рассказы Закиябану, невозможно не заподозрить, что в системе жилищно-коммунального хозяйства существует отлаженная система махинаций с квартирами.

Чем больше стаж работы и чем старше годы, тем служебное жильё всё дальше от неё. Женщина в панике, она боится остаться на старости лет на улице без жилья и средств к существованию.

По теме

В Жилищном кодексе РФ и постановлении Правительства РБ от 4 декабря 2008 года «О порядке предоставления служебных жилых помещений муниципального жилищного фонда городского округа город Уфа» должность дворника входит в перечень номер один на предоставление жилья. Тем не менее на все свои обращения в компетентные органы республики Закиябану Галиева всегда получала отписки.

Отчаяние

Вся беда в том, что хоть и живёт Закиябану-апа в колясочной, но зарегистрирована она в квартире родственников. Ведь в колясочной не пропишешься, а без регистрации в наше время ты не человек, а лицо без определённого места жительства. Со всеми вытекающими. Бомжевать Галиева не захотела и зарегистрировалась у добрых людей, которые и сами живут вшестером в трёхкомнатной малометражке. Но эта самая регистрация и помешала ей встать в очередь как нуждающейся в жилье в администрации Октябрьского района.

Уполномоченный по правам человека в РБ Рим Каюмов объяснил Закиябану, что после внедрения реформ ЖКХ и реорганизации ЖЭУ, она больше не работает в муниципальном учреждении, потому что ЖЭУ теперь стали ООО! И в связи с этим Закиябану Гисматулловна утратила основание на получение от города служебного помещения. Конечно, если она договорится с предприятием, с которым у неё заключён договор коммерческого найма, чтобы в этот договор включили пункт о квартире, то, конечно. Но город к этому никакого отношения не имеет!

Красота! Значит теперь этим ООО прощены все долги, в том числе и обещанные сотрудникам служебные квартиры?!

В прокуратуре Октябрьского района Галиевой ответили, что «оснований для принятия мер прокурорского реагирования по обращению не усматривается».

А когда Закиябану Гисматулловна в отчаянии обратилась к президенту Хамитову с просьбой о служебном жилье, то в ответ получила предложение – а давайте вашу «колясочную» переведем из нежилого фонда в жилой, и вся недолга. Письмо это и пришло по адресу: «ул. Б. Бикбая, 40, подъезд 1, колясочная»! А после этого перевода вопрос – предоставить Галиевой в качестве служебной квартиры или нет помещение, в котором она ютится уже столько лет, – ещё будет решаться комиссией по предоставлению жилых помещений жилищного фонда коммерческого использования. И не факт, что в её пользу. Потому что в её пользу за все эти долгие годы пока ещё абсолютно ничего не решилось.

К ней даже приходила комиссия по проверке жилищных условий. Какие могут быть жилищные условия в нежилом помещении? Но комиссия посчитала их вполне пригодными для проживания пожилой женщины. И никому, включая президента республики, нет дела до того, что колясочная ни при каких условиях не может быть переведена в жилой фонд просто потому, что все инженерные коммуникации газо-, водо- и электроснабжения проходят вдоль её стен. Да и ни выкупить её, ни жить в ней по трудовому договору после перевода её в жилой фонд Закиябану скорее всего не сможет, потому что отношения с руководителями ЖЭУ-83 у неё испортились напрочь, к тому же ей уже 67 лет и давно пора на пенсию, а как только прерываются трудовые соглашения с работодателем, жильё подлежит освобождению.

ЖЭУ разгневан

Обращения и письма о защите прав на получение служебного жилья не возымели действия, но привели руководство Закиябану в состояние гнева. Ей начали угрожать увольнением и выселением: «Кто ты вообще такая?! Живёшь в своей колясочной и живи! Не нравится – увольняйся и иди на улицу жить, на все четыре стороны!». На пожилую женщину ополчилось всё руководство ЖЭУ. Директор и председатель профкома задались целью отстранить её от работы, заставить отказаться от законных требований и отобрать даже жалкие 14 квадратных метров – колясочную. Были инсценированы заседание комиссии и принятие коллегиального решения о переводе Закиябану Гисматулловны на якобы лёгкий труд – уборщицей подъездов, ссылаясь на её возраст и результаты медосмотра, хотя именно эти работы ей противопоказаны в первую очередь. Почти три года она вынуждена фиксировать свою работу актами, подписанными жильцами двух обслуживаемых ею домов, потому что дворнику пригрозили, что её работа не будет табелирована, а значит оплачена.

По теме

В ЖЭУ решились на то, что участок Закиябану передали другому дворнику, Галиеву известили не лично, а через работника жилконторы. С приказом её не ознакомили, она до сих пор не знает, на чём основана эта передача. Зная, что на особом счету, Галиева продолжала выполнять свою работу с ещё большим усердием. Боялась, что уволят за прогул.

Суд

После запугивания, подтасовки фактов, фальсификации результатов проверок условий жизни, предложений жить в колясочной до скончания века Закиябану Гисматулловна была вынуждена обратиться в суд. В её исковом заявлении было две просьбы: обязать ООО «ЖЭУ № 83» восстановить её под №1 в списках на получение служебной квартиры и предоставить ей эту квартиру в соответствии с действующим законодательством.

Действующее законодательство – это, прежде всего, Конституция РБ и уже потом решение Горсовета от 4 декабря 2008 года о порядке предоставления служебных жилых помещений муниципального жилищного фонда, которые «предоставляются в порядке очерёдности, исходя из времени постановки на учёт граждан». Выходит, напрасно городская администрация открестилась от Закиябану как от работницы немуниципального предприятия. А ещё действующее законодательство – это Жилищный кодекс РБ, Устав ЖЭУ и коллективный договор, положения которых ООО «ЖЭУ № 83» были нарушены.

Но суд Октябрьского района отказал Галиевой в удовлетворении её иска. Всё по тем же причинам – «утратила право на квартиру в связи с реформой ЖКХ», «служебные квартиры даёт город», «больше не муниципальный работник», «город не обязан»…

А всё, что может сделать для пожилой женщины администрация Октябрьского района, – поставить её на учёт граждан, нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма. Номер её в едином списке граждан этой категории – 1308.

Произвол

Но несмотря на разного рода отписки, в ЖЭУ-83 есть очередь, и люди продолжают получать жильё. Дворник Туктарова, проработав восемь лет, получила квартиру, как и дворник Шафиков, и другие… Жилые площади получали инженеры ЖЭУ, которые оформлялись на ставки дворников фиктивно. На самом деле они метёлок и в руках-то не держали.

Галиева не только имеет право на служебную квартиру, она уже заработала её два раза! ЖЭУ продолжает бесчинствовать. Закиябану теперь перевели из дворников в уборщики мусоропроводов. Об этом сделали запись в трудовой книжке. Заработная плата всего 2800 рублей, но и её пожилой женщине приходится выбивать чуть ли не с боем.

Все люди, работающие в системе жилищно-коммунального хозяйства, знают, что постановка на очередь, выделение служебного жилья, передача его в собственность осуществляются с нарушениями законодательства и морально-этических норм. Застройка микрорайона Сипайлово сопровождалась разгулом взяточничества и неприкрытым цинизмом.

– И до сих пор в этой сфере беспорядок, – говорит Закиябану Гисматулловна. По её словам, и это ни для кого не секрет, в списках сотрудников, нуждающихся в улучшении жилищных условий то и дело появляются фамилии «своих» людей, которые, проработав непродолжительное время, получают жильё. Именно поэтому обращения Галиевой ходят по замкнутому кругу, а очередь с каждым годом отдаляется.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.09.2013 12:15
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх