// // нашла администрация Бирской художественной школы, чтобы избавиться от неугодного преподавателя

нашла администрация Бирской художественной школы, чтобы избавиться от неугодного преподавателя

966

Оптимальный выход

нашла администрация Бирской художественной школы, чтобы избавиться от неугодного преподавателя
В разделе

Молодёжь стремится поближе к мегаполису, а народ бывалый из маленького провинциального городка в столицу калачом не заманишь. Тут ведь как? Человек человеку — друг, товарищ и брат. А если в приятелях у тебя и полиция, и администрация, так вообще не жизнь — а сахар! Проштрафился, избил, украл? Не беда, выручат! Люди понимающие, и сами не без греха.

К чему такое пространное вступление? Опять я обращаю свои взоры к Бирску, где недавно побывала на организованном Российской партией народного управления митинге против повышения тарифов ЖКХ. Биряне немногочисленной группкой, в основном, пенсионеры, держались отдельно. Городская администрация — отдельно. Чиновники молча созерцали, как горячо выступают, путаясь в словах, возможно, первый раз в жизни, малообеспеченные горожане. Скачок цен на «коммуналку» существенно подорвал их бюджет. Администрация, видимо, не нашлась что сказать: большой разницы от повышения она не почувствовала. А если просто выразить солидарность, то… О какой уж тут солидарности может идти речь: тут такие дела творятся!

На митинге выступила и теперь уже бывший преподаватель старейшей академической детской художественной школы (ДХШ) Бирска, выпустившей в своё время многих известных мастеров. Приказом от 26 марта этого года 167 учеников и около десятка преподавателей лишились единственной на всю округу художественной школы. (В Бирске всего два учебных заведения культуры — ДХШ и музыкальная детская школа искусств (ДШИ) имени Баширова). Художественную школу закрыли, не дождавшись окончания учебного года, так торопились.

Я попытаюсь вместе с Еленой Уржумовой проанализировать — чем была вызвана такая спешка. Собственно, у меня ответ уже готов: во всём «виновата» Елена Александровна. Она не могла видеть, как медленно погибает при нынешнем руководстве школа. Хотела предать гласности некоторые аспекты неприглядной деятельности директора ДХШ Т. Г. Алетдинова и завхоза П. Б. Матюнина. Но, направляя тревожные письма в отдел культуры, полицию, прокуратуру, городскую администрацию, по своей простоте не учла, что там у упомянутых лиц — «свои». «Не поверили» почитаемой и любимой в Бирске художнице, чьи работы выставлялись и в Уфе.

На работу с газовым баллончиком

Елена Александровна переступила порог этого заведения шестнадцать лет назад, когда всё было по-другому. Педколлектив понимал, что их задача — сеять разумное, доброе, вечное. Прошли годы, у руля школы встал директор Т. Г. Алетдинов, и всё пошло кувырком. Были вынуждены уйти любимые учениками художники-преподаватели: Айнур Зинурович Гареев, Владимир Александрович Карцев (до пенсии оставалось два года), уволили Ефрема Емельяновича Калимьянова. На освободившиеся ставки пришли совместители Зухра Гумаровна Алетдинова и Юлия Сергеевна Ременикова. Последнюю ещё и поставили заведовать учебной работой. Закрылась библиотека, куда-то делось специальное оборудование, другое не приобреталось. Не видела школа ни ремонта, ни плановых генеральных уборок. Классы неделями не знали швабры. Только под нажимом прокуратуры руководство наконец-то приобрело титан для нагрева воды, его установили лишь перед самым закрытием школы. До апреля 2013 года дети мыли руки и художественные инструменты в холодной воде. Прекратили существование специально оборудованные классы по декоративно-прикладному искусству, истории искусств и профессиональной подготовки. Директор не стал себя утруждать такой «нагрузкой», как участие в выставках и конкурсах. Работы детей Уржумова возила в Уфу сама, на свои сбережения. Чтобы поощрить детей, покупала небольшие призы. Все мероприятия, приуроченные к памятным событиям страны, обходили школу стороной. Зато в ДХШ стали проводить какие-то непонятные собрания, весёлые вечеринки и т. п. Сам директор, он же преподаватель-универсал, Тагир Гумарович Алетдинов мог и не заходить в класс: ученики занимались самостоятельно. Группы распадались. Вечерний класс закрылся с первого декабря 2012 года из-за слабой наполняемости.

По теме

Завхоз школы — это отдельный разговор. Пётр Матюнин, 1947 года рождения, с повадками бывшего «зека», привычный объясняться кулаками. Дети его боялись, как огня, речь его причудливо переплеталась с матом. В январе этого года соседи завхоза Чувашовы увидели, как тот переправлял металлическую дверь от школы до своего дома. О «проделках» Петра Борисовича они рассказали преподавателям. Тот не остался в долгу и, призвав в помощь двоих парней, избил супругов Чувашовых. Те подали заявление в полицию. Приятель Матюнина — участковый Тимурашев всячески пытался замять эту неприятную историю. С большим трудом, но всё-таки материалы дела дошли до суда, потом каким-то образом вернулись на доследование и… затерялись. Сергей Чувашов больше месяца находился в стационаре на лечении, но за его избиение так никто и не ответил.

Посчитав, что рядом с учениками находится общественно опасный человек, Елена Александровна неоднократного обращалась в полицию и прокуратуру. Но поскольку Матюнин «приятельствовал» с участковым, его не трогали, пока тот сам не уволился. Оказалось, что он был судим. Но должность заведующего административно-хозяйственным отделом не долго пустовала: на место супруга пришла Людмила Дмитриевна Матюнина. В своё время за хищение продуктов её попросили уволиться из магазина «Пятёрочка». Так что школа оказалась в «надёжных» руках. Часто можно было наблюдать, как эта парочка вместе приходит на работу. Стоит ли говорить, какими глазами Пётр Борисович смотрел на Уржумову? Ей приходилось носить с собой в сумочке газовый баллончик, а после и — электрошокер.

Увы, бирская художественная школа перестала быть примером культуры человеческих отношений. Дальше существовать в таком «амплуа» она не могла. Это и старалась донести преподаватель Уржумова до местных властей. Логичнее было бы сменить руководство. Но как же? Убрать своих?

«Школу закрыли из-за жалобщиков!»

От кого же зависело — быть школе или не быть? Районный отдел культуры возглавляет Р.Р. Яфаев. Уржумова говорит о нём:

— Радик Рауфович — человек, далёкий от искусства. На родительском собрании по поводу закрытия школы он произнёс пламенную речь, заверив, что это всего лишь — необходимая оптимизация. Здание, мол, в котором расположена ДХШ, старой постройки. Её переведут в пристрой к Дому культуры (который ещё не принят в эксплуатацию). Туда же переселят и школу искусств им. Баширова. В заключение Яфаев сделал маленькую ремарку: «Это приходится делать из-за жалобщиков, им больше не место в педколлективе». А Т. Г. Алетдинов, который, по оценке чиновника, оказался умным, грамотным руководителем, в этой должности и останется.

Обратимся к последнему официальному ответу, за подписью главы администрации Н. А. Хорошилова и начальника отдела культуры Р. Р. Яфаева: «В настоящее время начата работа по подготовке к введению в МАОУ ДОД Бирская ДШИ им. Баширова дополнительной предпрофессиональной общеобразовательной программы в области изобразительного искусства «Живопись», что позволит открыть в учреждении художественный отдел. Планируется сохранение и увеличение контингента обучающихся детей».

Написано очень складно, не придерёшься. На деле это означает, что ДХШ действительно ликвидируется и переходит «придатком» к (заметьте!) музыкальной школе искусств имени Баширова. Вместо ДХШ создаётся отделение живописи. А все специализированные предметы — прикладное-декоративное, скульптура, история искусств и народные промыслы будут преподаваться на платной основе. В результате нарушится полностью система обучения. Это могут подтвердить руководители других художественных школ в Уфе, Салавате, Стерлитамаке, Туймазах, Учалах. Так что насчёт «увеличения контингента» можно поспорить.

А вообще, всё это очень печально. Когда Уржумова била тревогу по поводу недостатков в учебном процессе и «облико морале» руководства ДХШ, оно ещё как-то мирилось с этим. Но родители учеников вместе с Еленой Александровной затронули очень деликатный вопрос — денег. На нужды школы родители отдавали ежемесячно по 200 рублей. Куда делись эти взносы? Куда исчезли целевые бюджетные деньги, выделяемые на ремонт, оборудование? Елена Уржумова с коллективным заявлением обратилась в районную прокуратуру. Там на всё это дело посмотрели сквозь пальцы, однако руководство школы не на шутку встревожилось. И решило, что уж лучше «от греха подальше» ликвидировать ДШХ, заодно и с неудобным преподавателем распрощаться. В итоге пострадали дети.

P. S. Елена Александровна Уржумова решила не сдаваться, она намерена добиваться воссоздания художественной школы, как самостоятельной структуры.

Опубликовано:
Отредактировано: 22.07.2013 11:25
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх