// // В Уфе ради строительства нового корпуса Верховного суда Башкирии руководство ВС требует снести памятник 19 века

В Уфе ради строительства нового корпуса Верховного суда Башкирии руководство ВС требует снести памятник 19 века

611

Исторический хлам

В разделе

В арбитражном суде Башкирии разворачивается процесс, угрожающий потерей объекта культурного наследия XIX века. Руководство Верховного суда республики требует снять охранный статус со здания бывшего Полежаевского пансиона, расположенного в зоне строительства нового корпуса Верховного суда. Против уже шесть лет выступает Башкультнаследие.

Бывший дом Полежаевского пансиона находится в Уфе на Карла Маркса, 8. Здание располагается на территории стройки нового корпуса Верховного суда Башкирии. Небольшое двухэтажное здание дома-памятника выделяется на этом фоне своим внешним видом. Историческое здание нуждается в срочной реставрации. Тем временем представители Верховного суда требуют снять с дома статус объекта культурного наследия для последующего его сноса.

Бороться с произволом судей уже шесть лет в одиночку пытается региональное управление по государственной охране объектов культурного наследия (Башкультнаследие). Похоже, без вмешательства других сил всемогущая башкирская фемида сможет достигнуть задуманного - вчера начались слушания по иску Верховного суда республики к Башкультнаследию. ВС просит признать недействительными сразу три приказа управления, которыми был закреплен охранный статус объекта культурного наследия начала XIX века

Юристы истца утверждают, что Верховный суд до 2017 года не был проинформирован о статусе дома-памятника, который находится на их территории ( юристы не знали?!!). Они отметили и отсутствие таблички с указанием этого. По этим причинам юристы предложили снять со старинного здания статус объекта культурного наследия.

Представитель Башкультнаследия Айнур Фархиев не согласен с такой позицией. Он отметил, что Михаил Тарасенко прекрасно знал о статусе дома-памятника. Чиновники из министерства культуры республики в переписке указывали ему на охранный статус здания.

Ответчик также добавил, что устанавливать табличку с указанием статуса дома-памятника необязательно. В законе это требование не прописано.

«Мы неоднократно писали о том, что на земельном участке, на котором ведется строительство, необходимо провести государственную историко-культурную экспертизу на предмет нахождения на нем объектов археологического наследия. Также указывали, что на данной территории находится Полежаевский пансион, находящийся в аварийном состоянии. Но каких-либо ответов в министерство культуры не поступало»,— сообщил юрист.

Следующее судебное заседание пройдет 10 октября. Юристы истца представят суду документы на разрешение строительства нового корпуса Верховного суда, а ответчик – переписку с Михаилом Тарасенко.

К слову, последние шесть лет неравнодушные уфимцы многократно обращались к председателю Верховного суда Башкирии Михаилу Тарасенко с требованием сохранить объект культурного наследия. Ответы чиновника были бессодержательны, рассказал историк Владимир Захаров порталу «Медиакорсеть».

Здание Полежаевского пансиона признается этнографами одним из первых сохранившихся в Уфе каменных строений. Губернское земское собрание в 70-е годы XIX века купило его на пожертвования для нужд Полежаевского приюта для бедных воспитанников гимназии.

Большая часть здания, по данным Башкультнаследия, находится в частной собственности Рамзиля Насырова — бывшего владельца обанкротившегося ООО «Предприятие капитального строительства» АО КПД, напоминает «Ъ-Уфа».

По теме

Отметим, что участок, на котором расположено одно из немногих сохранившихся зданий в Уфе с такой историей, в 2012 году мэрия Уфы передала в безвозмездное пользование судьям для строительства нового корпуса.

Строительство здания Верховного суда Башкирии стоимостью 2,1 млрд руб., площадью 31,5 тыс. кв. м, началось в 2014 году и должно завершиться до конца 2020 года. В ходе строительства старый особняк серьезно пострадал — у него нет крыши, перекрытий, частично заметны обрушения. Масштаб разрушений оценить трудно, так как здание завешено баннером.

В начале строительства на его финансирование из федерального бюджета поступило 900 миллионов рублей. Часть этих денег, а именно 30% от всей суммы контракта (более 632 млн руб), была перечислена в виде аванса на счет генподрядчика ЗАО «ФСК Макрострой» в ОПМ-банк. Но в июне 2015 года Центробанк отозвал лицензию у ОПМ-банка, позже банк обанкротился, и деньги, предназначенные на строительство здания суда в Уфе, «зависли». В 2016 году объем проведенных работ, согласно графика в госконтракте, был зафиксирован нулевым, только, вот, почему-то сроки окончания строительства остались прежними.

Одна из активисток движения «Архзащита Уфы», выступающего за спасение культурного наследия города, Эльза Маулимшина полагает, что «если следовать букве закона, то шансов выиграть дело у истца нет».

«Во всех градостроительных планах города выявленные объекты культурного наследия указаны в приложениях. По сути, они были выявлены еще в 1990-е годы, а затем просто собраны в один перечень общим приказом, поэтому отдельных заявителей на включение здания в перечень быть не могло. Но, учитывая судебную практику, арбитражный суд вполне может удовлетворить требования истца. По формальным основаниям приказы минкульта уже отменялись. К сожалению, сохранению объектов старой Уфы эта практика не способствует», - отметила она.

Прогнозировать, чью сторону займет суд, весьма сложно, но вспоминая отношение мэрии Уфы, а точнее ее руководителя к самому факту существования на территории Уфы памятников архитектуры, выводы напрашиваются неутешительные. Чиновники прекрасно знают, что отдают под строительство очередного здания с показательной роскошью «какой-то то там старый аварийный хлам», и такому решению удивляться не приходиться. Помните высказывание Ирека Ялалова в декабре 2017?

«Восстановление памятников культурного наследия обходится очень дорого. У нас элитное жилье столько не стоит. Таких денег в бюджете города и республики нет».

Или его шедевральное рассуждение и предложение на тему сохранения в Уфе знаменитых деревянных домов прошлых веков, которые представляют историческую ценность – штамповать с них копии.

«Знаменитые уфимские деревянные дома, которые представляют историческую ценность. Тут у меня грустная новость, к сожалению, специалисты говорят, что восстановлению они не подлежат. Но тут есть решение, нужно просто делать качественную копию этого дома с соблюдением всех исторических параметров. Деревянный дом живет максимум 100 лет, тут ничего не поделаешь. Либо его нужно консервировать, а это очень дорогое удовольствие, либо делать его копию. Вопросы восстановления культурно-исторического наследия со специалистами, архитекторами и историками мы этой осенью обсудим более подробнее, но практика показывает, что в городах-миллионниках в подавляющем большинстве здания с историческим обликом – это новодел. По такому пути идут и в Самаре, и в Казани. Во многих городах их даже улучшили, сделали более богатыми, более красивыми и местным жителям это очень нравится».

Только, вот, в тех же любимых Ялаловым «европах», жизнь и архитектуру которых он так любит ставить в пример архитекторам, строителям и даже владельцам шипованной резины, мэрии даже самых малочисленных городов при строительстве новых кварталов умудряются вписывать и сохранять в их архитектуре даже вековые деревья, не то что, деревянные дома или памятники исторического и культурного наследия.

Поэтому без защиты мэрии Уфы, которая уже, как выяснилось, распрощалась с землей и домом Полежаевского пансиона в пользу судей, надежда на победу защитников здания весьма призрачная.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 14.09.2018 11:46
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наша версия в Башкирии - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх