// // Имеющиеся туристические ресурсы в Башкирии не используются и постепенно истощаются, а об освоении новых давно перестали говорить

Имеющиеся туристические ресурсы в Башкирии не используются и постепенно истощаются, а об освоении новых давно перестали говорить

2636

Не нужен нам берег турецкий!

В разделе

С высоких республиканских трибун перестали говорить о туризме. Ещё два с половиной года назад президент Хамитов на совещании членов правления Союза туриндустрии требовал разработать концепцию развития туризма в регионе. Сам «походник», по его словам, обошедший с рюкзаком всю Башкирию, он с воодушевлением говорил, что наш регион является одним из красивейших уголков Российской Федерации и к тому же находится в европейской части страны. Это создаёт множество возможностей для того, чтобы организовать массовый, динамичный въездной туризм.

Вскоре был назначен новый председатель Госкомитета по туризму и предпринимательству Руслан Кинзикеев. Тут же провели совещание по вопросам управления туристическими кластерами в республике, реализации инвестиционных проектов и технологий в сфере туризма. Посетовали, что участники не подготовили никаких дельных предложений по повышению туристической привлекательности региона, что республика не участвует ни в одной федеральной программе по туризму.

Поговорили, разошлись… И всё. Движение в этой области закончилось, о туризме в республике забыли.

Вторая Швейцария?

«Башкирия – вторая Швейцария» – устойчивое и знакомое многим утверждение. Похожее на правду, но только похожее, потому что это не так. Действительно, где ещё встречается сочетание на территории одной республики столь разнообразных природных ландшафтов? Здесь и тундра, и тайга, бескрайние леса и живописные горные массивы, реки, озёра, степи… А пещеры, некоторые из которых упоминаются ещё в древних эпосах? А целительные источники? Кто вот так навскидку назовёт ещё хоть одно такое место?

Но Башкирия до сих пор не стала объектом международного паломничества туристов. Взять, к примеру, знаменитую пещеру Шульган-Таш (Капову) в Бурзянском районе. Рисунки эпохи неолита сделали её знаменитой на весь мир – их возраст исчисляется приблизительно 14-ю тысячелетиями. Уже почти десять лет вяло ведётся работа по «облагораживанию» Шульган-Таша, приведению его хотя бы к подобию международного туристического стандарта.

Или Куперля в национальном парке «Башкирия» на Нугушском водохранилище. Это название в переводе означает «каменный мост». Его образовал поток воды, пробивший насквозь скалу. Изумительная по своей красоте панорама открывается с Куперли. Но добраться туда чрезвычайно сложно из-за отсутствия хотя бы мало-мальски приличной тропы. Объектом международного туризма этот памятник природы мог бы стать, наверное, только при наличии неподалёку вертолётной площадки.

А сплавы? В республике резко сократились такие водные походы по воде. Но ведь здесь столько пригодных для сплава рек: Юрюзань, Чусовая, Ай, Уфа, Зилим, Большой Нугуш, Большой Инзер, Березяк, Лемеза... Так нет же – на рафтинг народ ездит если не в Турцию и Тайланд, то на Саяны и Катунь…

Пешеходные маршруты в республике в основном «дикие». Самодеятельные туристы варятся в собственном соку. Туристические клубы, работающие в Башкирии, никак нельзя назвать республиканскими, потому что действенной поддержки от региона они не получают. Помочь туристам-дикарям эти клубы могут только информацией, да ещё разве что организовать единомышленников.

Есть на территории республики и любопытные, уникальные исторические памятники. Это, например, «кэшэнэ» – мавзолеи Тура-хана и Хусейн-бека в Чишмах, считающиеся единственными древними памятниками архитектуры башкирского народа. Никаких экскурсий здесь не проводится. И что-либо узнать об этих достопримечательностях довольно сложно. Недавно археологи обнаружили ещё один интересный исторический объект на территории Учалинского района близ деревни Ахуново, прямо на границе Европы и Азии. Там были раскопаны менгиры, то есть каменные столбы, которые служили древним людям звёздной обсерваторией, наподобие Стоунхенджа в Англии. Если бы такие археологические находки были сделаны за рубежом – о них мигом раструбили бы все мировые СМИ. У нас всё тихо.

По теме

Худо-бедно поддерживают существование разве что горнолыжных центров республики. Но до трасс мирового уровня им ой как далеко! В первую очередь потому, что почти все они весьма удалены от крупнонаселённых городов, а значит, их жителям добираться до них неудобно и долго. А ведь существует республиканская программа развития горнолыжного спорта и сноуборда, принятая аж в 2010 году.

Туризм как индустрия

Однако в Швейцарии, как и во многих других странах, туризм – устойчивая статья дохода на государственном уровне. А у нас, при наших красотах, вывоз туристами денег за границу на много миллиардов рублей превосходит расходы на въездной, внутренний туризм.

Любой природный и исторический памятник Башкирии мог бы, на мой взгляд, стать местом международного паломничества туристов, а значит, и хорошим источником пополнения республиканского бюджета. Но при определённых условиях, конечно. Во-первых, к таким объектам должны быть построены хорошие дороги. Во-вторых, инфраструктура – гостиничный и музейный комплекс, торговля сувенирами, мёдом, кумысом, рестораны и кафе с башкирской кухней, то есть должны быть представлены все экзотические, этнические, национальные достоинства республики в полном объёме и на высшем уровне. Чего только стоит старинное занятие башкир – бортничество! Мировой уровень наших башкирских природных и исторических памятников требует качественного обустройства территорий, чтобы поток туристов не разрушал природу и памятники, а способствовал их сохранности.

В-третьих – реклама. Информация о наших достопримечательностях и возможностях для интересного отдыха просто не доходит до тех, кто живёт за пределами Башкирии. Нет связей с ведущими туроператорами, которые привлекали бы потенциальных туристов. Сегодня на унылых туристических объектах если экскурсии и есть, что редкость, то неинтересные, неинформативные. Плюс убогий бизнес по продаже мёда и кумыса за космические деньги. Избалованного благами цивилизации западного туриста этим не прельстишь. Башкирия постепенно теряет свою первозданную прелесть, но пока не приобрела ничего утешающего взамен.

В-четвёртых, и, наверное, это самое главное – налоги с туристического бизнеса должны платиться в казну того муниципалитета, где этот бизнес строится. Не там, где он зарегистрирован, не в столицах, или, что куда хуже, в каких-нибудь оффшорах, а именно в том районе, где катаются на лыжах, лошадях и санях, и плещутся в аквапарках. Местные смотрят издалека на то, как веселятся приезжие из другой – богатой, счастливой, красивой жизни. Что испытывают они? Зависть, соседствующую с желанием подпустить «красного петуха» чужаку, потому что даже малая часть доходов чужого бизнеса не идёт в их карман. Если владелец турбизнеса начнёт заботиться о благосостоянии района, то местные жители с готовностью станут помогать, зная, что от этого зависят их благополучие и достаток.

Не только «запах тайги»

Специалистами от туриндустрии давно просчитаны условия создания экономически эффективного, привлекательного для людей туристического комплекса. Это – качество дорожных сетей, соответствующее современным требованиям, расстояние от крупных населённых пунктов не более трёхсот километров, необходимая инфраструктура – поесть, отдохнуть, переночевать, и, конечно, наличие природных и историко-культурных туристических объектов. Принципиально важно, чтобы инфраструктура – гостиницы, рестораны, трассы – использовалась круглый год, то есть должны быть созданы условия для зимнего, летнего и всесезонного отдыха.

Во всём мире туристический бизнес ориентирован в основном на представителей среднего класса. Средний класс близок к международным представлениям об активной жизненной позиции и здоровом образе жизни. К тому же, за рубежом это один из наиболее платёжеспособных слоев населения. Средний класс много работает, поэтому нуждается в качественном и активном отдыхе. Один-два раза в год представители этого слоя совершают относительно дальние поездки, в течение года несколько раз выезжают на пару дней в расположенные в сотне-двух километрах от дома центры активного отдыха и развлечений. Там их ждут лыжи, пещеры, сплав, лошади, купание, скалолазание, а вечером – ужин и отдых в удобной гостинице. Следующая поездка – уже в другое аналогичное место.

По теме

Есть за рубежом и самодеятельные, «дикие» туристы, которые «едут за туманом и запахом тайги». Это романтично и недорого. Но с точки зрения экологии современная форма самодеятельного туризма влечёт за собой разрушение природы. Поэтому самодеятельный туризм уже почти везде заменён на более современный экологический, с обязательной платой за пользование природой. Такая плата существует и у нас в республике, хотя и в усечённом варианте: охотники и рыболовы покупают лицензии, арендаторы земли берут деньги за вход на подведомственную им территорию.

А теперь судите сами – средний класс в нашем, российском, понимании – не такой уж и платёжеспособный. Во всяком случае, лучше он за те же деньги зимой слетает на египетский курорт, чем проведёт несколько дней на горнолыжном комплексе с сомнительным сервисом и баснословными ценами за него. Ему дешевле «дикие» вылазки на природу, но уже не к естественным и историческим памятникам, слишком уж они удалены от цивилизации, а к близлежащим водоёмам или самодеятельным лыжным трассам – бесплатно и малохлопотно. Но инфраструктура туризма абсолютно не развита, элементарно не хватает кемпингов, а останавливаться просто у дороги и разбивать палатку не всякий рискнёт. Практиковавшиеся ещё 20-30 лет назад массовые поездки на электричках в заповедные зоны с многодневными пешими походами постепенно уходят в историю. Народ привыкает к относительному комфорту, и если республика хочет вовлечь его в денежные отношения с турбизнесом, необходимо срочно принимать меры.

Что имеем, чего хотим и что можем сделать

У россиян, как уже было сказано, растёт потребность в частых кратковременных выездах в места отдыха недалеко от дома. Вне зависимости от времени года. Рядом с Уфой такой структуры нет. Создать всесезонный курорт для жителей столицы республики, Стерлитамака, Салавата можно было бы на западных склонах Урала, вдоль дороги Уфа – Белорецк – Магнитогорск. Необходимо только, чтобы расстояние от Уфы было не более ста километров. На противоположном конце этой дороги, в окрестностях Магнитогорска уже сформировалась курортная зона – Абзаково и озеро Банное. Большинство отдыхающих здесь – жители Магнитогорска, от него до курорта можно добраться за час-два на автомобиле или электричке. Бурное развитие этого туристического центра указывает на заинтересованность в нём как со стороны туристов, так и со стороны бизнеса. А вот уфимцев там отдыхает мало, поскольку триста километров – это утомительный путь. Население столицы – более миллиона человек, все они нуждаются в отдыхе и развлечениях. Строительство в окрестностях Уфы, вблизи от федеральных трасс крупномасштабной курортной зоны, привлечёт большую массу посетителей.

Всесезонную курортную зону можно расположить в районе хребтов Улутау в Архангельском районе и Зильмердак в Белорецком. Здесь имеются все условия для организации зимнего и летнего туризма и отдыха. Высоты на Улутау и на хребте Зильмердак не уступают абзаковским, это позволяет создать горнолыжные центры мирового уровня. Что касается летних видов отдыха, то на протекающих у хребтов реках Басу и Зуячка могут быть созданы озёра типа альпийских.

Уже создан, но не работает учалинский парк «Иремель», который имеет свою программу и штат. Все желающие подняться на эту гору восходят со стороны Челябинской области – посёлка Тюлюк. Но если оттуда до вершины Иремеля 18 километров по более или менее приличной, обхоженной пешеходной дороге, то от Учалов по бурелому и бездорожью – все тридцать. Учалинское направление освоения Иремеля озвучено на официальном уровне, но по-хорошему там ещё вкладывать и вкладывать немерянные миллионы. В первую очередь, как и везде, там нужны дороги, затем хотя бы электричество, что в республике не самый последний пункт в освоении территорий. Интернет, туалеты на всём пути до вершины горы и, конечно, цивилизованная стоянка на летнее время и отапливаемый лагерь в холодный сезон.

Уфимская курортная зона на дороге Уфа – Магнитогорск создаст единую трансуральскую туристическую дорогу, замкнутую на два транспортных узла с международными аэропортами Уфа и Магнитогорск. Это позволит организовать массовый поток туристов с Урала, из Поволжья и России в целом.

Самое интересное, что в республиканском проекте по созданию эффективного туристического бизнеса «Башкортостан», принятом ещё в 2010 году, эти кластеры были заложены. На его реализацию даже выделено 20 миллиардов рублей. Этих денег может хватить и на дороги, и на инфраструктуру, и на продвижение. Но, видимо, где-то и кем-то они уже осваиваются, а, может быть, на сегодняшний день, и «освоены» так, как это принято у нас в республике.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 14.10.2013 14:23
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх