// // Школы уже буквально штурмуют представители текстильных предприятий, с предложениями заказать у них форму

Школы уже буквально штурмуют представители текстильных предприятий, с предложениями заказать у них форму

833

Школа в мундире

В разделе

Какой еще социальный институт в пореформенной России, кроме средней общеобразовательной школы испытывает на себе конвульсивные попытки государства его реформировать? По-моему, только школа удостоена такой чести. Начиная с лихих 90-х годов прошлого века, нашу школу реформируют, проще говоря, чинят то, что и так исправно работало. Испытывающей перманентный комплекс неполноценности либеральной прозападной элитой признано, что нам нужна иная школа, нам нужны юноши и девушки, готовые к самым крутым изменениям в социально-экономической жизни страны - мобильные, активные, креативные. Словом, провозглашен принцип «Образование не на всю жизнь, а через всю жизнь».

Наши дети в полной мере испытали все «прелести» ЕГЭ, учителя в «неописуемом восторге» от заполнения электронных дневников, администраторы школ завалены работой по составлению отчётов, ежемесячному заполнению форм мониторинга «Наша новая школа». Школьников, не спрашивая, интересно это им или нет, загоняют на массовые мероприятия, лишь бы обеспечить численность. Они же, зачастую неподготовленные физически, участвуют в массовых спортивных кампаниях, вроде «Лыжни России» или «Кросса наций», читай - симуляциях патриотизма, здорового образа жизни, рискуя, кстати, здоровьем, а то и жизнью. Конечно, я уже молчу о нормативно-подушевом финансировании, новой системе оплаты труда учителей, оптимизации штатов.

Не погружаясь в философские, концептуальные тонкости того, что организаторы современного образования имеют в виду под термином «новая школа», осмелюсь затронуть тему, которая вот уже почти полгода будоражит общественное мнение. Тему, также являющуюся следствием демонтажа советской системы школьного воспитания. Это идея введения школьной формы после её отмены в 1992 году. Ну как без сарказма любой трезвомыслящий, адекватный гражданин воспримет эту новость? Ведь очевидно, что вопрос не то, что назрел, скорее перезрел. И зачем изобретать велосипед? Школьная форма нужна. И носить её маленький, юный человек должен от первого до последнего школьного звонка.

Что же послужило поводом для разгоревшейся дискуссии? Повод более чем деликатный.

В одной из школ Ставрополья директор запретила являться на занятия в хиджабах девочкам из мусульманских семей, после чего родители и религиозные авторитеты региона обратились в прокуратуру. Признаться, мне по-человечески стыдно за поступок руководителя школы.

Ну не диссонанс ли это с набившим оскомину и вызвавшим много споров среди всего школьного, ученого сообщества преподаванием «Основ религиозной культуры и светской этики» (далее ОРКСЭ). Проповедуя толерантность, терпимость, выгоняют из школы тех, кто, в силу своих религиозных убеждений, канонов веры, внешне выглядит иначе, чем основная масса. Ведь хиджаб означает «укрытие», и цель его ношения состоит в минимизации ненужного интереса со стороны чужих глаз. Разве есть в этом дурной знак?

Не будем забывать о том, что Россия - страна многоконфесиональная, в ней проживает около 18 миллионов мусульман. В Башкортостане множество образовательных учреждений с многонациональным, разнорелигиозным составом учащихся. К чести администрации школ, таких конфликтных ситуаций, что возникают в других регионах, у нас просто нет. Благо, присутствует чувство такта. Дети приехавших из республик Средней Азии на временную работу наших бывших соотечественников и просто дети из религиозных семей чувствуют себя в школах комфортно. Никто не запрещает платок, даже, если в школе установлены строгие требования к форме одежды.

Ношение хиджаба, предостерегают господа чиновники из Минобрнауки, может привести к тому, что ребенок может стать объектом нездорового интереса, нападок. А миссия учителя, призванного пресекать все проявления ксенофобии (страха или ненависти к кому-либо или чему-либо чужому) в школе, её кто-то отменил? И для чего тогда вводится ОРКСЭ?

По теме

Новый Федеральный государственный стандарт общего образования ставит в качестве результата духовно-нравственного воспитания, которое призваны дать ОРКСЭ, «формирование целостного, социально ориентированного взгляда на мир в его органичном единстве и разнообразии природы, народов, культур и религий». Противники хиджабов, конечно же, еще сошлются на Конституцию, в которой провозглашен принцип отделения церкви от государства и школы от церкви. Но ребенок, надев хиджаб, не несёт в школу религиозную проповедь, не обращает в свою веру других. Противоречий с основным законом страны я не вижу. Самая страшная угроза, которую несёт в себе идея запрета хиджаба - это угроза привития чувства ненависти к тем, кто думает иначе, кто одет иначе. Нетерпимость ко всем другим религиям и идеологиям, неприятие меньшинств, декларирование опоры на широкие слои населения…

Только компромисс светского и национального, религиозного позволит закрыть вопрос посещения школы в той одежде, которая сообразуется с канонами веры. Хиджабы в школах - допустить и не превращать в проблему их ношение. Иначе выйдет так, как в афоризме Владислава Гжегорчика о том, что «проблемы зарождаются медленно, но размножаются быстро».

На события в ставропольской школе почти мгновенно откликнулись первые лица страны, депутаты Госдумы, общественные деятели. Прозвучали слова о «принятии федеральных решений, которые бы обязали регионы вводить эту форму». Правда, немного смущает факт столь оперативного реагирования на проблему вскоре после скандала с хиджабами. По-моему, фон был не совсем подходящим. Все в один голос говорили о том, что школьная форма дисциплинирует, дети не так остро ощущают разницу в достатке семьи.

Казалось бы, всё замечательно. Государство, аж в лице Президента, озаботилось внешним видом россиян-школьников. Но как переодеть в школьную форму миллионы детей, если в стране разрушена отечественная текстильная промышленность, когда эксперты сходятся во мнении, что ни одно предприятие не сможет обеспечить формой в необходимых количествах, они же грустно шутят, что, в конце концов, идею до конца будут воплощать наши китайские друзья. А продукция из Поднебесной вряд ли устроит учеников и родителей. Ибо мы успели за 20 лет реформ ощутить на себе качество китайских вещей.

Все родители хотят, чтобы форма была удобной, с просторным кроем, лёгкой в глажке, стирке, несминаемой и конечно из натуральных тканей. Дети же видят её яркой, модной, стильной, обязательно с шевроном. По мнению руководителя Роспотребнадзора Геннадия Онищенко, одежда ребенка играет существенную роль в сохранении и укреплении его здоровья, и она также важна как материально-техническое состояние образовательных учреждений и организация питания.

Теперь дело за малым - ввести школьную форму по всей стране. В Минобрнауки считают, что общий вид одежды учеников, цвет, фасон может определить орган государственно-общественного управления: совет школы, родительский комитет, общешкольное родительское собрание, попечительский совет. Допускаются отличительные знаки - нашивки, галстуки, значки, эмблемы. Отдельно затрагивается тема материальной дифференциации семей. Решение должно приниматься всеми участниками образовательного процесса, учитывать материальные затраты многодетных и малообеспеченных семей.

На мой взгляд, здесь и присутствует рациональное зерно. Введение школьной формы снимет социальные разногласия, уравняет детей из бедных и богатых семей. Ведь в современной школе, особенно распиаренных - гимназиях, лицеях учатся и дети обеспеченных родителей, многим из них с детства внушают, что бедность является пороком. Индивидуализм для них - форма самовыражения, особенно через внешний вид - дорогие аксессуары, бренды. А единые требования к одежде сотрут разницу в доходах родителей. Только есть опасения, что производители опять же предложат различные сегменты школьной формы, для богатых и бедных. Их главная цель - прибыль, и они знают, на каких слабостях богачей можно сыграть.

К теме отрицания, критики идеи школьной формы не хотелось бы обращаться. Мне кажется, за годы демократизации, либерализации мы переболели идеями мнимой свободы в школе, пропаганды индивидуализма. Разношерстная школьная публика в джинсах, свингерах, с космами, проблемами с личной гигиеной, признаться, поднадоела. Хотя в Уфе остались школы, где директорам хватило ума и воли сохранить традиции ношения пусть и не строгой формы, но определенного дресс-кода - темный низ (юбка до колен), белый верх (блузка) для девочек, тёмный деловой костюм для мальчиков, светлая рубашка, галстук. В этих школах вопросов с переходом на единую форму одежды, думаю, не возникнет, также как и вопросов ношения сережек, браслетов, маникюра и мини-юбок.

У нас принято кивать на Запад, мол, посмотрите как у них. Вот у них-то школьную форму почитают. В мире она становится trademark частных и государственных школ, как признак качества, исключительности и залог успеха в перспективе. Не следует забывать, что школьная форма – это, прежде всего, признак ученика. А индивидуализм? Его можно проявить при большом желании и в школе. Как вариант можно предложить один или два дня в месяце одеваться «как попало», например, придти на субботник, на дискотеку, на тематический вечер. И вообще, своё «Я» следовало бы демонстрировать через эрудицию, успехи в учении.

Хотелось бы обратить внимание и на внешний вид учителей. Давно актуален вопрос выработки корпоративного стиля для человека у школьной доски. Учитывая, что у школьного образования женское лицо, государство должно озаботиться разработкой одежды для учителей. Меня порадовали модели, показанные в рамках выставки «Образование. Наука. Карьера» 26 февраля 2013 года. Их отличали элегантность, экологичность, яркость. Ведь учителя - это не только трансляторы знаний, урокодатели, наставники, они носители хорошего вкуса в одежде, манер. Такими они мне видятся.

Ну, а образцы школьной формы привели в восторг всех зрителей, пришедших на показ. Вниманию школьного сообщества были представлены самые передовые разработки. Возникали споры, ставились острые вопросы, в основном они касались, конечно же, ценовой доступности костюмов. Все сошлись во мнении, что цены всё-таки должны быть приемлемыми. Костюм для мальчика стоимостью около 2-2500 тысяч рублей пока неподъёмен для большинства родителей, учитывая высокий процент безработных, неполных семей, семей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. В этой связи необходимо проработать вопрос государственных дотаций для пошива школьной формы. К примеру, так же, как ребенок из многодетной или малообеспеченной семьи имеет право на бесплатное питание, нужно утвердить его право и на льготу при покупке школьной одежды.

Что ж, будем ждать нового 2013-2014 учебного года. Школы уже буквально штурмуют представители текстильных предприятий, с предложениями заказать у них форму. Не буду, по известным соображениям их называть. В республике они есть. Надеемся, что показатели цена-качество удовлетворят всех потенциальных покупателей. И 1 сентября, как пообещали депутаты Госдумы, (они примут закон), ученики придут в школу в единой школьной форме.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 16.04.2013 13:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх