// // Перед прокуратурой Нефтекамска пикетирует еще одна жертва начальника местного УгРо Ильвира Сагитова

Перед прокуратурой Нефтекамска пикетирует еще одна жертва начальника местного УгРо Ильвира Сагитова

2080

Нефтекамские «менты», прокуроры и суды


Фото: http://shushnur.blogspot.ru/
В разделе

Срок содержания под стражей начальника отдела уголовного розыска полиции Нефтекамска Ильвира Сагитова, обвиняемого в пытках местного жителя Венера Мардамшина, продлен до 12 апреля.

Напомним, начальника отдела уголовного розыска полиции Нефтекамска Сагитов был задержан 27 декабря и заключен под стражу. Следователи посчитали, что в противном случае, он, как человек, обладающий широкими возможностями, сможет помешать ходу начатого расследования. А пока выясняют всех лиц, причастных к пыткам нефтекамца Венера Мардамшина, появилась еще одна жертва начальника местного УгРо. С 14 февраля у стен нефтекамской прокуратуры выходит на одиночные пикеты другой горжанин - Альберт Самигуллин, где он требует пересмотра его обвинительного приговора, компенсации причиненного ущерба, наказания отдельных сотрудников правоохранительных, судебных органов и прокуратуры.

История хождений по мукам Альберта Самигуллина началась в декабре 2013 года, когда он был избит сотрудниками нефтекамской полиции. После чего был вынужден обратиться за медицинской помощью в ЦРБ Нефтекамска, так как от полученных травм просто утратил на тот момент трудоспособность, и, как следствие, пройти судебно-медицинское освидетельствование. А уже в январе 2014 он обратился в прокуратуру г.Нефтекамска с жалобой на противоправные действия сотрудников полиции.

Вот после этого, по мнению Самигуллина, на него и началась настоящая охота. В ночь на 10 января 2014 года его в течении суток снова изощренно пытали шесть сотрудников уголовного розыска г. Нефтекамска, скрывая от родных и близких Самигуллина его местонахождение. Душили, одев на голову полиэтиленовый пакет. Довели до сердечного приступа. Говорили, что живым не выпустят, если он не напишет «добровольную явку с повинной» и не возьмет на себя одно из преступлений. Опасаясь за свою жизнь, он вынужден был оговорить себя, будучи уверен, что вышестоящее руководство все же во всем разберется. Момент написания «явки» «правоохранители», ухмыляясь, снимали на сотовый телефон.

А вешали на Самигуллина ножевое ранение охранника нефтекамского магазина «Полушка» А. Р. Макаева, произошедшее вечером 1 января 2014 года. Охранника ранил неизвестный, пытавшийся похитить бутылку коньяка. Самигуллин видел, что все его доводы о непричастности попросту игнорировали, значит, полицейским было дано указание «повесить» это преступление на него. Несмотря на то, что у Самигуллина было твердое алиби - в момент преступления он находился в 150 километрах от этого места. Это подтверждает детализация телефонных разговоров, а также пеленг объекта, предоставленные суду телефонной компанией МТС. Согласно им, Самигуллин во время преступления находился в Пермском крае на Павловском месторождении нефти, где работал вахтовым методом.

10 января 2014 года, примерно с часу до трех ночи, когда охранявший его сотрудник задремал, Самигуллин взял со стола отобранный телефон и, разбудив сотрудника ОУР, попросился в туалет, откуда смог тайком дозвониться до жены и сообщить о происходящем и своем местонахождении. Вбежавший сотрудник ОУР выбил из его рук телефон и увел обратно в кабинет. В дальнейшем на суде опрошенные сотрудники ОУР, принимавшие участие в пытках, беззастенчиво лгали о том, что он после написания «добровольной явки с повинной» был отпущен домой в 9 часов вечера 9 января. На самом же деле, следователь Г.И. Косолапова отпустила Самигуллина в 17 часов 10 января, и то только после вмешательства адвоката, нанятого сыном. Самигуллин соединил по телефону следователя со своими с коллегами по работе, которые подтвердили то, что с 19 часов 1 января до окончания вахты 8 января 2014 года, он неотлучно находился на рабочем месте.

По теме

Выйдя из полиции Самигуллин с адвокатом пошли в прокуратуру. Прокурор Н.Ф. Ханнанов, выслушав их, позвонил в УгРо Ильвиру Сагитову, а затем сообщил «что произошло недоразумение и (дословно) «мальчики перестарались, они отстанут».

Что это было? Отработанный способ улучшить показатели раскрываемости?

Но, понимая, что в Нефтекамске правды не найти, копии жалобы на следователей УгРо были направлены и в прокуратуру РБ, и министру МВД Закомалдину.

Но вскоре Самигуллин убедился, что делать этого было не нужно. Днем 29 марта 2014 года на улице к нему подошли все те же сотрудники ОУР и, запихнув в машину, снова повезли в отдел полиции г. Нефтекамска. Там, злорадно улыбаясь, его встретил Сагитов. Не теряя времени, принялись обыскивать задержанного, ища камеру и микрофон, ничего такого не найдя, они стали вести себя развязно и цинично, сказав Самигуллину, что хозяева города – они, и плевать они хотели на общественность и телевидение.

В это время зазвонил телефон Самигуллина, уже отобранный у него и лежавший на столе. Он, воспользовавшись минутным замешательством, выхватил телефон со стола и крикнул в трубку звонившему сыну, что он снова находится в полиции. Тут же его сбили с ног. Сагитов вырвал телефон и разбил его об стену. Но, поскольку Самигуллин успел сообщить о своем местонахождении, тронуть его уже побоялись, зная, что скоро появится семья и адвокат. Тем не менее, от Самигуллина стали требовать, чтобы тот вновь написал «явку с повинной», так как предыдущая, с юридической точки зрения, не выдерживала ни какой критики, и они хотели исправить свои недочеты. На этот раз Самигуллин отказался. После чего его поместили в изолятор временного содержания.

Там, знакомясь с материалами уголовного дела, Самигуллин обнаружил, что не опрошены реальные свидетели. Зато в деле появились три «очевидца», якобы видевшие, как Самигуллин совершал преступление. Еще тогда Самигуллин верил, что «подтасовки» не пройдут. Но он ошибался. По факту, следствия не было вообще. Как минимум - не проводился следственный эксперимент с целью установления возможности преодоления дороги в 150 км за полчаса, ну то есть, с момента последнего телефонного разговора, совершенного Самигуллиным с территории Пермской области, сообщается на сайте shushnur.blogspot.ru.

Вдобавок, адвокат А.Ф. Ханифов оказался или простым мошенником, либо побоялся идти против «хозяев города». Он даже не стал добиваться для своего подзащитного возможности видеться с родными. Более того, за период, пока Самигуллин находился в изоляции, Ханифов вытянул у его семьи деньги даже большие, чем было указано в договоре. Хотя у Самигуллина жена – инвалид, получающая мизерную пенсию, а сын – студент вуза, оплачивающий учебу и помогающий больной маме. Пользуясь ситуацией, Ханифов пошел к сестре Самигуллина и, играя на родственных чувствах, обманным путем завладел крупной суммой. Об этом Самигуллин узнал, когда ему разрешили увидеться с семьей спустя 10 месяцев! Чтобы как-то рассчитаться с долгами и покрыть ущерб нанесенный мошенником-адвокатом, семья Самигуллиных была вынуждена распродать имеющееся имущество. Но история мытарств Самигуллина на этом не завершилась. Впереди был суд. Об этом «Наша версия» расскажет отдельно.

А лица (назвать их сотрудниками полиции не поворачивается язык), принимавшие активное участие в пытках и в сокрытии преступлений, живут, наслаждаясь благами жизни, и ездят по городу с гордо поднятой головой на дорогих японских Маздах.

Сейчас Самигуллин, как на работу, выходит на одиночный пикет перед прокуратурой, надеясь, что все-таки беспределу в УгРо Нефтекамска будет положен конец. А кто еще та4 думает?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.02.2017 18:58
Копировать текст статьи
Комментарии 2
  • Existential Fish 22.02.2017 15:23

    Надо как в Штатах выбирать шерифа

  • Рустем Мулюков 26.03.2017 09:06

    Самигуллин молодец, надо ему помочь. *9177868408 Мулюков Рустем. Уфа. Звони

Еще на сайте
Наверх