// // Пенсионеров гонят с Центрального рынка, не разрешая продавать выращенное своими руками

Пенсионеров гонят с Центрального рынка, не разрешая продавать выращенное своими руками

2254

А лошадка всё тянет воз

В разделе

Четверг, 22 августа, 20.30, остановка общественного транспорта «Центральный рынок». Рабочий день давно закончился, но за остановкой ближе к торговому комплексу оживлённо. Здесь идёт бойкая торговля. Чего только нет, глаза разбегаются: цветы, лук, капуста, грибы, кабачки, облепиха, молоко, рыба... Впрочем, оказывается, в 10 утра здесь наплыв покупателей в разы больше. Однако и торговать намного сложнее: гоняют ещё больше. Территория находится на стыке Советского и Ленинского районов. Так что пожилых людей заставляют «забирать свои пожитки и убираться» стражи порядка двух районов, плюс охранники ТСК «Центральный рынок» и соседствующих магазинов. Этот малоприятный факт обсуждали две пожилые женщины и мужчина, продающие овощи.

И учителя пошли торговать!

– Мы этот рынок строили, старый корпус. А теперь к нему и не подступишься, только для богатых. Помешали мы им. Своим торгуем, вот этими руками выращенным! И то – за копейки. И нам в помощь, и малоимущим тоже впрок. А как с нами обращаются? В прошлом месяце у меня на глазах (не знаю – полицейский ли, охранник, я их не различаю) пнул у моей «соседки» ведро с лесной клубникой. Она аж заплакала. Я, говорит, целый день собирала да на электричку потратилась. Разве это дело? – возмущался ещё крепкий мужчина лет 60, с двумя вёдрами картошки.

Его поддержали женщины. Любовь Николаевна Землева,74 года:

– Я выращиваю свой урожай на своей даче, рядом с речкой Сим. Всё свеженькое, экологически чистое. Так я зарабатываю на «коммуналку». Квартира у меня большая, грех жаловаться. Зато и плачу за неё 3 700 в месяц. Разменивать на меньшую не хочу: пусть внукам память обо мне останется!

Валентина Ивановна Галкина:

– Я приезжаю сюда редко, у меня участочек в Волково Кушнаренковского района. Работала на «кабельном телевидении», пенсия небольшая – 8 тысяч с копейками. Это для меня дополнительный заработок. Четверо внучат прибегут – накормить их надо, а то и одеть. Мы ведь умудряемся ещё и детям помогать.

Валентина:

– У меня участок 8 соток, проживаю одна с сыном-инвалидом. Он у меня больной вернулся из армии, били его там сильно по голове. Сначала третью группу инвалидности дали, потом – вторую, а сейчас уже на первой. Сидит в инвалидной коляске: рассеянный склероз. Интерфероном его еле поддерживаем, лекарство получаем бесплатно, но не очень-то оно ему помогает. Сына тянуть надо, потому и продаю.

Мунира Хаматовна Распопова, 64 года, имеет 6 соток в садовом кооперативе «Родник», что в сторону деревни Юрмаш:

– Я проработала на хлебзаводе 40 лет. Деньги были, скопили с мужем целых 18 тысяч. Можно было и квартиру приобрести, и машину. Но не успели: дефолт нас враз сделал нищими. Дали компенсацию – копейки. Теперь вот зарабатываем на хлеб овощами.

Педагог с 40-летним стажем Роза Усмановна Салихова, вела биологию в гимназии №1:

– Пенсия у меня 11 тысяч. Зато имеем вдвоём с мужем 15 соток земли, излишки продаём. В среднем за лето выручаем по 10-15 тысяч. Это хорошая подмога. Мы же платим за дорогу, членские взносы. Привезёшь своё «добро», а тебя гонят. Не по-человечески это! Полицейские особенно не объясняют, говорят только: «Это приказ администрации города!».

Салия Мансуровна, боевая, загорелая женщина из Чишмов, тоже учительница. Преподаёт в Чишминской СШ №2 физику и математику. Говорит напористо, жестикулируя руками:

– Да, вот, пришли времена, и учителя торговать стали! А что? Я – женщина работящая, не привыкла сидеть сложа руки. Огород большой, 70 дней отпуска, знай, работай! Дети помогают. Вот, приехала, продала всю картошку, а лук немного остался. Разве наши продукты сравнить с импортными? Картошка моя – рассыпчатая, а лук – что сахар! C урожаем своим еду в Уфу на такси – опять издержки. А сама я получаю всего 12 тысяч. Одна надежда на лето, чтобы детям купить что-нибудь «на выход».

По теме

– А почему стоять здесь не положено? – интересуюсь я.

– Вроде бы загораживаем подступы к магазинам. Ничего мы не загораживаем. Сидим аккуратно, мусор за собой убираем. Это возле «Перекрёстка» автомобилями всё заставили, негде пройти. Но их никто не гонит. А нам говорят: «Траву не топчите! Мы её покупаем!». Почему о нас никто не думает? Свой урожай не можем реализовать! А то ещё полиция угрожает: «Мы вас предупредили, сейчас всё на земле окажется». Вырастить тяжело, а продать ещё труднее. Мы бы хотели, чтоб было отведено нам какое-нибудь место. Чтоб продавать спокойно, без нервотрёпки. Вот если б нам платную стоянку передали, что за шлагбаумом, возле рынка. Так не отдадут ведь! С нас какой прок?

Нашему разговору подвёл итог всё тот же мужчина, к сожалению, не представившийся:

– Вы спрашиваете, почему мы тут стоим? А какая у нас пенсия? 10-12 – потолок! И как, скажите, на неё прожить? Мы ведь не просим у властей ничего, хотя я считаю, они – в большом долгу у нас, ветеранов. Просим только одного: дайте нам возможность продать! Чтобы хоть чуть-чуть ослабить эту петлю нищеты, иначе совсем невмоготу. Чтобы почувствовать хоть немного себя человеком, подарить что-нибудь внуку на день рождения. Купить, наконец, необходимое лекарство. Однако и этого нет. Ну почему нельзя организовать для нас торговые ряды? Ведь площадь за рыночными корпусами позволяет! Почему никто не идёт нам навстречу? Обращались в администрацию Советского района, просили, чтоб выделили нам место. А там: «Вам отвели место на Менделеевском, на Комсомольском рынках, вот и торгуйте где положено!». Так ведь там ничего не продашь, никто туда не ходит!

В трубку только хмыкнули

На следующий день мне удалось поговорить с сотрудниками ОП №7, контролирующими территорию рынка. Они согласились при условии – не называть имён и не фигурировать в кадре:

– Нам дали задание: пресекать незаконную торговлю. Мы выполняем. Подходим, вежливо просим освободить место. Не штрафуем. Хотя это является административным нарушением.

Действительно, было постановление администрации Уфы о запрещении уличной торговли. Но на предложение встретиться и найти какой-то компромисс, в Управлении делами администрации ГО г.Уфа в трубку только хмыкнули. Поговорить удалось лишь с заместителем главы администрации Советского района ГО г. Уфа Вилорием Петровичем Угаровым. Он сказал следующее:

– Это проблема не нашего района, а общегородская. Надо торговать цивилизованно. Есть закон «О несанкционированной торговле», его нужно выполнять. Если пенсионеров приучить там стоять, то вообще останется узкий проход. А мы планируем расширять дорогу. Есть же у нас Центральный рынок, мы предлагаем там места бесплатно, но никто не хочет идти туда торговать. Обязательно надо стоять там, где люди ходят! Это правильно? И потом: по большому счёту, тех, кто выращивает овощи своими руками, там практически нет. Это перекупщики. Давайте мы будем идти на поводу у тех, кто хочет торговать там, где им нравится! Всё-таки спасибо Вилорию Петровичу за комментарий. Другие (как то директор ТСК «Центральный рынок» и его замы) под разными благовидными предлогами отказались комментировать ситуацию, как и в администрации Уфы. Но всё-таки Угаров отстал от жизни, утверждая, что на Центральном рынке имеются бесплатные места для пенсионеров. Действительно, раньше в старом корпусе были выделены два длинных ряда, где умещалось человек двадцать. Но теперь павильон закрыт. А в новом, «расфранчённом» корпусе, с кофетерием и кулинарией, огромными рядами с солёностями и копчёностями, фирменной молочной и мясной продукцией, для наших ветеранов мест нет. Да и трудно представить, как бы они там смотрелись – рядом с дородными, в белых фартуках торговцами. Усталые, скромно одетые, с грубыми натруженными руками и добрыми глазами... Зря говорит про них Вилорий Петрович – «перекупщики». Перекупщики как раз те, кто стоит за прилавками нового павильона.

А нас, как всегда, не спросили

Железный конь пришёл на смену крестьянской лошадке. Но есть «лошадка», которая, выбиваясь из сил, всё тянет свой воз. Сначала вкалывает на огороде: сажает, полет, поливает. Потом на своём «горбу» везёт всё в город, чтобы продать и выручить лишнюю копейку. Ан, нет – и тут заслон.

В итоге страдают не только садоводы-огородники с их продукцией. Но и мы – медсёстры, воспитатели, «офисный планктон» – не имеющие «земельных наделов», но жаждущие деревенского молочка, свежих душистых яблок (а не искусственно-парафиновых) и настоящих помидоров «с куста». Мы рады этим старикам и бабулям: у них своё, настоящее, такое родное! Если их прогнать с Центрального рынка, где мы всё это купим?

Удивительное дело: для огромных торговых комплексов находятся земельные участки в гектар земли, а для пенсионеров жаль выделить какой-нибудь клочок.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 26.08.2013 11:49
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх