// // Лагерь для мигрантов: гетто, тюрьма или «потёмкинская деревня»?

Лагерь для мигрантов: гетто, тюрьма или «потёмкинская деревня»?

815

Табор приходит с неба

В разделе

В России начинается массовое строительство лагерей для нелегальных мигрантов. Всего их построят 83 – такую цифру, во всяком случае, обнародовали на днях в Федеральной миграционной службе. На первых порах гастарбайтеры будут жить в палатках, но затем, как ожидается, переберутся в построенные ими же самими бараки на 500–1500 человек. А чтобы худо-бедно следить за порядком в этих отстойниках для нелегалов, ФМС увеличит свой штат как минимум на 4,5 тыс. сотрудников. Свершилось? Проблему «понаехавших» власти наконец-то решат окончательно? Отнюдь.

Мигрантские гетто смогут принять от силы 100 тыс. человек единовременно – менее 1% всех российских нелегалов. Как показывает практика европейских стран и некоторых бывших советских республик, строительство лагерей беженцев не решает проблему как таковую. Зато подобные гетто быстро становятся питательной средой для организованной преступности и для чиновничьей коррупции. А для властей это не более чем показуха: смотрите, мы боремся с нелегальной миграцией!

Сколько времени взрослый человек может прожить в палаточном лагере? Руководитель сетевого проекта «Гулагу.нет» Владимир Осечкин считает, что не более полутора месяцев. Другими словами, до середины октября, до первых заморозков. А затем мигранты станут болеть. В таких условиях возникновение эпидемии, скажем, гриппа – дело нескольких часов. Главный санитарный врач Геннадий Онищенко уже об этом предупредил силовиков. Больничные пункты при палаточных лагерях оборудовать затруднительно, а это значит, что своевременной медицинской помощи нелегалы могут попросту не дождаться. При желании можно продолжить: несколько заболевших мигрантов заходят, скажем, в районный продмаг, и через сутки болеет уже весь район. Кто понесёт ответственность в итоге? Никто: на сегодняшний день существование палаточных лагерей для мигрантов, подобных тому, что открыли столичные власти в Гольянове, незаконно и никем формально не курируется.

Организовывает такие лагеря даже не ФМС – МЧС, как если бы было объявлено чрезвычайное положение. Но нет ни акта об объявлении чрезвычайного положения, ни других оснований для сооружения лагеря. И кто, в конце концов, будет обеспечивать порядок во временном отстойнике?

По закону людей можно лишать свободы только в определённых учреждениях – в ОВД, тюрьме или спецприёмнике. Но лагерь мигрантов – ни то, ни другое и ни третье. Выходит, иностранцев в России можно лишать свободы безо всякого на то юридического основания? Мигранты, столкнувшиеся с незаконными действиями, обращаются в МИД, оттуда их переадресуют в ФМС, а те кивают на МВД – в итоге никто ни за что не отвечает.

Палаточные ГУЛАГи решат проблемы чиновников и строительных фирм

Переловить всех нелегальных гастарбайтеров и свезти нарушителей в особые лагеря для беженцев в России пытались ещё 15 лет назад. Только в Москве и Подмосковье отловили примерно 200 тыс. человек. Но где их размещать? Под мигрантские отстойники временно приспособили лечебные профилактории предприятий и даже детские летние лагеря, а в это время МИД пытался договориться с руководством бывших советских республик, чтобы они финансировали строительство «передержек» для своих граждан. Тщетно! Постсоветские государства – Узбекистан, Таджикистан и Молдавия наотрез отказались вкладывать средства в такое строительство, даже частично. И к осени 1998 года, когда стало понятно, что девать нарушителей, собственно, некуда, небольшую их часть пристроили в российские тюрьмы, а остальные попросту разбрелись.

Нынешняя кампания вполне может повторить историю 15-летней давности – правда, бесхозных профилакториев и лагерей в стране практически не осталось, зато есть немало недостроенных объектов. В них-то, если верить слухам, и собираются временно размещать гастарбайтеров на зиму. Принцип примерно такой: строительная организация оборудует вагончики или «теплушки» на территории стройки, там размещают мигрантов, а ФМС заключает договор, согласно которому иностранцы обязуются достроить объект, скажем, к весне. Решение конгениальное – что называется, и волки сыты, и овцы целы. Гастарбайтеры занимаются тем, ради чего, собственно, и приехали в Россию, живя при этом в условиях ничуть не хуже тех, в которых они живут на обычных стройках. Строительные компании могут не беспокоиться касательно внезапных рейдов ФМС – все рабочие трудятся абсолютно законно. А в миграционной службе подсчитывают, сколько средств удалось сэкономить за счёт остроумно решённого вопроса с размещением нелегалов. И все довольны!

По теме

Недовольство могут высказывать лишь представители правозащитных структур. Ведь, по сути, эта схема не что иное, как современный ГУЛАГ. Только роль заключённых исполняют мигранты, которых никто, в общем-то, ни за что не судил, а в роли надзирателей – прорабы стройфирм и силовики.

Иностранные корреспонденты, побывавшие в лагере, оборудованном во 2-м Иртышском проезде, так и пишут: в России, мол, заново внедряют ту же систему, что действовала в 30-х годах ХХ века. И ссылаются на главу комитета «Гражданское содействие» Светлану Ганнушкину, посетовавшую, что мигранты-де жалуются на «большие неудобства: в палатках мало места, нечем дышать, кормят людей непривычной едой». Чем не тюрьма?

Отработал на «крышу» бесплатно – и живи спокойно

Выгоду из организации лагерей для мигрантов могут извлечь не только строительные компании и ФМС. На сегодняшний день запретить пребывание в нашей стране мигрантам могут 11 федеральных министерств и служб – от МВД, ФСБ и Минобороны до Росфинмониторинга, Роспотребнадзора и Федерального медико-биологического агентства. Формальных поводов для отказа – уйма. Можно организовывать внезапные рейды, в ходе которых отлавливать гастарбайтеров, а можно действовать проще и эффективнее: скажем, договориться с узбекскими, таджикскими или киргизскими посредническими фирмами, которые организуют отправку рабочей силы в нашу страну. Говорят, что кое-где так поступают уже сегодня. Фирма-посредник направляет на бесплатную работу в некую структуру своих клиентов, там они трудятся несколько месяцев, что называется, за еду, а затем этих мигрантов без лишних проблем легализуют отечественные силовики-выгодополучатели, и далее приезжие работают уже исключительно на самих себя.

До сих пор подобные схемы чаще всего практиковались на Дальнем Востоке и в Сибири, но в последнее время они применяются и в столице. На днях сотрудники МУРа задержали трёх влиятельных силовиков – замначальника ОМВД по району Гольяново Сергея Кузина, замначальника полиции по району Измайлово Рустама Алимова и замначальника отдела УФМС по ВАО Москвы Андрея Петрашова. Занимались эти высокопоставленные чиновники тем, что контролировали работу мигрантов из Вьетнама. Говорят, что вьетнамцы несколько месяцев должны были отработать на свою влиятельную «крышу» – одновременно на Кузина, Алимова и Петрашова работали от 1200 до 1400 человек.

Зато у посреднических контор, которые этих вьетнамцев привозили в нашу страну, не было никаких проблем. Современная работорговля принимает всё новые формы, приемлемые и для рабов, и для руководства тех стран, откуда они приезжают в Россию.

Справка

Ровно 10 лет назад об организации фильтрационных лагерей для мигрантов впервые заговорили на Украине. Денег на оборудование временных прибежищ мигрантов у администрации Леонида Кучмы не нашлось, и украинские власти обратились к европейским партнёрам. Поддержку Киеву пообещало британское правительство. Прошло два года. Денег англичане пообещали, но так и не дали, а, между тем проблема нарастала как снежный ком. Через Закарпатье на территорию бывшей советской республики ежегодно проникало до полутора сотен тысяч мигрантов, в основном цыган. Глава закарпатской областной госадминистрации Олег Гаваши поставил перед президентом Виктором Ющенко вопрос ребром: или финансируйте создание «отстойника для нелегалов», или обеспечьте на должном уровне охрану границы.

Худо-бедно наладили работу распределительного пункта для нелегалов Павшино, переделав под лагерь бывшую военную базу, с которой должны были стартовать ракеты СС-20. Но структура работала незаконно – в УМВД Украины по Закарпатской области наотрез отказывались принимать её на баланс из-за отсутствия финансирования. Между тем в «отстойнике» накапливались люди. И у спецслужб появилась информация, что с ними поступят так же, как поступили в 1999 году с тысячей румынских цыган из Мукачева, – эти люди… бесследно исчезли! Ходили слухи, что их вывезли на границу и открыли стрельбу – то ли местные бандиты по сговору с правоохранителями, то ли сами правоохранители. Инцидент получил огласку в Европе, на него отреагировал верховный комиссар ООН по делам беженцев, и повторения его власти определённо не хотели.

Мигрантов стали спешно расселять по туристическим базам и другим государственным объектам – вплоть до пустовавших зданий, готовившихся под снос. Проблему решить украинским властям так и не удалось – европейцы не нашли денег на строительство фильтрационных лагерей. В итоге на Украине сложилась следующая ситуация: для 6 млн граждан, работающих в России и Европе, власти закрыли двери, одновременно распахнув их перед 10 млн приезжих из Европы. Приезжие, нужно отметить, отнюдь не европейцы. Это цыгане, африканцы и азиаты, которых власти европейских стран попросили «на выход».

Мнение

Эдуард Лимонов, литератор и оппозиционный политик:

– У Федеральной миграционной службы готов план по строительству 83 лагерей на территории России. 83! – только подумайте. Такой обширный план за неделю не создашь – складывается впечатление, что план был давно готов и власть только ждала удобного повода, чтобы получить право такой план реализовать… Оставив в стороне именно мигрантов и проб­лему мигрантов, посмотрим на проблему лагерей. Это концентрационные лагеря, самые что ни на есть они… Я протестую, и пусть мой голос, возможно, одинок, но я высказался. Мою страну заносит не туда. Концентрационные лагеря – это слишком, это перебор, это гадко. Это подло.

Усман Баратов, глава межрегионального узбекского землячества «Ватандош»:

– В центре Москвы в XXI веке создан концлагерь. Да, в нём нет печей и газовых камер, но здесь сжигают человеческое достоинство. Вчера омбудсмен по правам человека Владимир Лукин указал на невыполнение санитарных норм – меньше 6 квадратных метров на человека. Почему глава санитарного ведомства до сих пор не опечатал эту территорию? Это моральный геноцид!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.08.2013 11:27
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх