Версия // Общество // Коррупционная возня вокруг строительства в Башкирии Регионального сосудистого центра и его сателлита

Коррупционная возня вокруг строительства в Башкирии Регионального сосудистого центра и его сателлита

1586

Плохой диагноз


Фото: https://gtrk.tv/
В разделе

В Республике Башкортостан из-за дома-свечки вновь припомнили скандальную коррупционную историю, связанную со строительством Регионального сосудистого центра.

Над скандально известным и самым крупным в Башкортостане учреждении здравоохранения - Городской клинической больницей № 21 - вновь сгущаются тучи. Не так давно активно муссировалась информация о строительстве Регионального сосудистого центра и коррупции в Минздраве республики, связанной с этой стройкой. Сегодня объект для дискуссий - жилой многоэтажный дом, возникший на месте планируемой вертолетной площадки с нарушениями всех норм и правил.

Представители строительной компании, возводившей эту многоэтажку, пеняют на саму больницу. Они считают, что отсутствие парковок, малюсенькая придомовая территория, риски для жизни и здоровья детей, невозможность проехать каретам скорой помощи к самой больнице и т.д.- это мелочи по сравнению с теми нарушениями, которые были выявлены по мотивам возведения Регионального сосудистого центра - подразделения ГКБ № 21.

Поэтому начнем с больницы, а на десерт ее «сателлит» - «вертолетный дом-свечка».

Больница

ГКБ № 21 – крупнейшая больница в регионе. Созданная как медицинское учреждение республиканского масштаба, она из-за острой нехватки коечных мест в столице Башкирии была передана Уфе и приобрела городскую прописку, сообщает Проуфу.ру.

Во времена руководства больницей Назира Хафизова на ее территории даже планировалось строительство площадки, чтобы оказывать экстренную медицинскую помощь сложным пациентам. И все уже было готово к возведению «вертолетки», но Хафизова сместили с должности, и с тех пор все пошло не так. С 2012 года в судьбе больницы произошли крутые перемены - она взяла курс на коммерцию, а новое руководство в лице заступившей на должность главврача Гульнары Мустафиной «выжимало» из больницы возможное, а иногда и невозможное. При содействии Минздрава, вероятно.

Разбазарили

Приличную часть помещений сдали в аренду частным организации, земельный участок под жилой дом - отдали (продали?) строительной компании.

В больнице появился медцентр «МИБС», специализирующийся на магнитно-резонансной томографии и неврологии. Платные услуги пользовались спросом: у кабинета постоянно толпились пациенты, причем это были пациенты 21-й городской. Законно ли она отправляет своих больных на МРТ в частную компанию вместо того, чтобы оказывать положенные услуги бесплатно? Этот вопрос еще более актуален в свете того, что у больницы имеется все необходимое оборудование для проведения этой процедуры.

По предположению «больничного источника», врачи из 21-ой, скорее всего, получают бонусы за направление пациентов в платный кабинет МРТ.

Отдельного внимания заслуживает и компания «Лаборатория гемодиализа», что тоже поселилась в больнице, с аппетитом «скушав» при этом целое отделение гемодиализа. Его отдали в аренду частной фирме на безобразно мягких условиях: анонимные источники сообщают, что арендная плата для «Лаборатории гемодиализа» за 300 квадратных метров - около 300 тысяч рублей в год при рыночной стоимости более миллиона рублей в месяц. И опять этот пунктик - больница и сама могла проводить диализ.

По теме

Сегодня 21-ая больница имеет высокий, третий уровень. Это говорит о красивом статусе учреждения и неплохом финансировании. По данным отчетов об итогах деятельности, в 2018 году больница получила 1 млрд 790 млн рублей - серьезная сумма. При этом 89,4% – средства от обязательного медицинского страхования, около 4% – бюджетные деньги, 6,7% – от деятельности, приносящей доход .

О некогда стратегической больнице поговаривают как о «косметологии Хамитовой». Пациенты прозвали ее «фабрикой смерти»: показатели смертности в учреждении действительно зашкаливают.

Региональный сосудистый центр

Идею строительства корпуса РСЦ начал развивать экс-главврач Назир Хафизов. Он добился включения больницы в список Госсовета по здравоохранению в 2009 году. Тогда планировалось провести реконструкцию больницы с размещением РСЦ на первом этаже в отделении физиотерапии. Но новые технические требования к помещениям под рентген-операционные не позволили реализовать проект. Тогда решили для этой цели реконструировать бывшую водолечебницу, примыкающую к зданию. Назир Хафизов был уволен как раз в период строительства сосудистого центра в 2012 году.

За дело взялись другие люди уже при новом руководителе Гульнаре Мустафиной.

Заказчик - Минзрав. Первый исполнитель - ЗАО «ВалСтрой».

Медики объясняют, что проблемы при строительстве начались из-за просрочки первым подрядчиком сдачи объекта в эксплуатацию. На строителей, нарушивших условия договора и не выполнивших свои обязательства, заказчик строительства подал иск в суд.

Центр достраивало Республиканское управление капитального строительства на внебюджетные деньги. «Меценатом» выступил Фонд социальных целевых программ.

ФСЦП - организация, которой заправляла бывшая «первая леди»: он был создан для работы с крупными компаниями в Башкирии для привлечения их средств на различные соцпроекты. Вот только куда тратились деньги партнеров - непонятно. На сайте фонда нет информации об этом.

У владельца «ВалСтрой» Агдамова иное мнение. Он полностью отрицает информацию о фактах нарушений, якобы допущенных его компанией.

Общие убытки фирмы составили более 12 млн рублей.

Однако гораздо больше потеряла сосудистая хирургия Башкирии: сосудистый центр мог работать на полную мощность уже давно и был бы способен спасти много жизней. И это в то время, как регион в лидерах по смертности от сердечно-сосудистых заболеваний.

Вертолеты, которым не летать

Строительство вертолетной площадки - это событие анонсировали весной врио главы Башкирии Радий Хабиров и региональный министр здравоохранения Максим Забелин - это, правда, здорово: при спасении жизни счет иногда идет на минуты.

За годы «царствования» предшественника Хабирова якобы «за ненадобностью» была ликвидирована большая часть вертолетных площадок. Но место под «парковку» для медицинских вертолетов у 21-ой осталось - идеальный пятачок 50 на 50 метров, ровная местность, закрытая лесопосадкой от боковых ветров. Но теперь на этом пятачке «приземлилась» та самая многоэтажка-свечка.

Дом вместо вертолетов

Почему так случилось и с чьей легкой руки отменили вертолетное сообщение с больницей? Тут кому-то нужно было постараться. Ведь земельный участок, который оказался под домом, имеет так называемый «вид разрешенного использования». Это было «Здравоохранение». Чтобы изменить статус земли на «Жилую застройку» было необходимо получить разрешение, а это в принципе невозможно, не нарушив планов самой больницы на эту землю.

Существует Свод правил проектирования, а в нем - прямой запрет на строительство жилых домов на территории, предназначенной для объектов здравоохранения. Кроме того, больницы, родильные дома и лечебные стационары должны располагаться на расстоянии минимум 300-500 метров от жилой застройки. К больнице должен быть удобный подъездной путь. Временные стоянки автотранспорта индивидуального пользования следует размещать на расстоянии не ближе 40 метров от территории.

И это еще не все. Возобновляется строительство тоннеля Восточного выезда из Уфы. Тоннель пройдет буквально в 30 метрах от этого дома. А вот по СНиП такие автодорожные объекты должны располагаться от жилой застройки в 500 метрах. Основная опасность – вибрация, которая может поспособствовать растрескиванию дома и разрушению фундамента.

Жильцам дома тоже не позавидуешь. Малюсенькой площадки возле него явно не хватит для нормального функционирования многоэтажки. Тротуар примыкает прямо к дому, а по нормам их должны разделять как минимум 20 метров. Детская площадка расположена рискованно близко к дороге, а мест для автотранспорта не предусмотрено вообще. И это при том, что припаркованные автомобили не должны препятствовать проезду других транспортных средств, а особенно служб экстренной помощи.

Итак, что имеем? Высотный дом с маленьким двориком, огороженный забором, где нет ни детской площадки, ни парковки. А значит, когда дом будет полностью заселен, один из выездов для скорой помощи на территорию больницы окажется заблокирован автомобилями.

По мнению источника, близкого к возведению этой новостройки, для того, чтобы построить дом с такими чудовищными нарушениями, необходимо было заплатить только «откатных» минимум 150 млн рублей за подключение. Интересно, кто платил? А кто именно «принимал»?

Несколько слов о жильцах «дома вместо вертолета». Он якобы строился для медицинских работников, но, как отмечают сами врачи 21-й больницы, существует некий загадочный «критерий нуждаемости». Он-то и отсек если не всех, то почти всех. Зато объявления о продаже квартир появились на «Авито» еще на стадии строительства. Цена квадратного метра – 50-60 тысяч рублей. Хотя социальное жилье, как позиционировалось изначально, стоит не более 30 тысяч за квадратный метр. Стоимость метра (для застройщика) в таком же монолитном доме – 18 тыс. рублей.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 12.07.2019 10:11
Комментарии 1
Еще на сайте
Наша версия в Башкирии - региональное приложение общероссийской газеты независимых журналистских расследований «Наша версия»
Наверх